недвижимость в Гродно

Суд над Витольдом Якимчиком, которого недавно экстрадировали из России, состоялся 21 января. Ему предъявлено обвинение по статье 153 Уголовного кодекса Беларуси «Умышленное нанесение легкого телесного повреждения» в связи с насилием над бывшей женой. В результате заседания судья постановил освободить Витольда по амнистии.

Потерпевшей выступает бывшая жена, Людмила Якимчик. Судебное заседание было назначено на ноябрь. Однако Витольд Якимчик не явился в суд. Вместо этого он забрал сына и уехал в неизвестном направлении. Маленького Михаэля с отцом искали с конца октября, и только 5 января российская полиция взяла Витольда под стражу. Мальчика с отцом узнали местные жители благодаря ориентировкам. Постановление появится на суд повторно было вручено по возвращении, 15 января.

Судья Сергей Сергейко по состоянию здоровья позволил обвиняемому слушать процесс сидя. У Витольда Якимчика, как он сам подтвердил, вторая, нерабочая, группа инвалидности.

Судья: «Как понять поездку на Черное море?»

Адвокат попросил освободить обвиняемого от заключения под стражу, потому что он больше не скрывается от следствия. Ранее обвиняемый говорил, что не намерен являтся на заседание суда. Сейчас объяснил, что это было сказано на эмоциях. То, что он скрывался от суда, Якимчик не признал. Адвокатка потерпевшей просила отклонить ходатайство об освобождении из-под стражи:

«Он продал все квартиры и порвал все связи в Беларуси, не собирался возвращаться и может снова уехать».

Витольд: «Людмила говорила, что если у отца будет уголовная статья, старший сын никуда не поступить учиться. Я просил — подожди до зимы, в рассрочку отдам 5 тысяч. Она была хорошей женой, не жалко. Сына забрал, потому что мало времени проводил с ребенком, хотел побыть с ним».

"Освободить, потому что инвалид". Мужчину, который 2 месяца скрывался с сыном в России, не накажут за избиение жены
Во время судебного процесса

«В Анапе ни от кого не скрывался, сам пришел в дежурную часть»

«В Анапе врачи слезно просили меня не нервничать. Когда забирали, Миша очень плакал, я назвал его липучкой, он не отставал от меня», — рассказал Витольд Якимчик в суде.

Судья указал, что на любом этапе заседания может быть примирение сторон. Однако Людмила Якимчик отклонила предложение:

«Я его боюсь, я к примирению не готова. После расторжения брака преследует меня».

8 ноября 2018 года женщина была на работе. После работы она приехала домой. В тот день случился конфликт. «Витольд говорил, что негоже на такой работе работать, мол, у тебя молодой коллектив. Ударил головой о машину трижды. Я осталась в машине, плакала. Когда спустился к машине, я убежала в квартиру».

По словам Людмилы, муж попросил вызвать ему «скорую», а пока медики ехали, начал без причины избивать жену на кухне, бил руками по голове, бил головой о стену. Когда она убежала в комнату, он продолжил избиение там. По словам Людмилы, когда «скорая» приехала, она переодела порванные колготки и показалась врачам. При них Витольд отрицал, что бил ее. Уже в больнице ей диагностировали сотрясение мозга, милицию вызвали врачи. Людмила говорит, что рассказала все только тогда, когда милиция сказала, что возьмет запись из приемного покоя.

Людмила пересказывает слова Витольда в тот день: «Если я загремлю в больницу, я тебя хотя бы побью. Ты променяла семью на мужиков».

По факту избиения в машине Витольду была присуждена административная ответственность. Позже Людмила подала заявление на криминальную. В течение судебного заседания она не раз повторяла, что не делала этого раньше, так как боялась.

"Освободить, потому что инвалид". Мужчину, который 2 месяца скрывался с сыном в России, не накажут за избиение жены
Потерпевшая Людмила Якимчик
Развелась пара 14 марта 2019 года. По словам Людмилы, после развода бывший муж продолжал ее преследовать.

«После второго и третьего инфаркта начал издевательства, звонил по ночам, будил Мишу. После инфаркта в марте говорил: «Вы найдете меня повешенным на батарее. Зачем мне трехкомнатная квартира, если в ней не будет вас». Своему врачу же он говорил, что спит хорошо.

По словам Людмилы, 4 апреля его выписали за нарушение режима, после этого он не раз звонил ей и говорил, что умирает. Также Людмила сказала, что за ней следили таксисты, и она может это доказать.

Потерпевшая сторона попросила для обвиняемого заключение до 2 месяцев и 1500 рублей для компенсации морального вреда и услуг адвоката.

«Я готова рассказать, что происходило за закрытыми дверями»

Людмила и Витольд расписались 13 июля 2013 года. Как рассказала Людмила в суде, с того времени не выделялись деньги на нижнее белье и одежду, муж отвадил ее друзей, чтобы не оказывали влияния. В мае 2017 у Витольда случился инфаркт.

«С этого момента началась ревность, контрольные звонки. В течение урока [Людмила работала преподавателем] мог звонить каждые 5 минут, и я должна была поднять, иначе он являлся на урок. В 2017 году требовал, чтобы уволилась с работы, говорил: «Твое место под магазином. Ты задержалась, ты проститутка».

«Нельзя было носить распущенные волосы, каблуки. Один из случаев избиения был, когда ребенок был в соседней комнате».

По словам Людмилы, после второго и третьего своего инфаркта Витольд начал издевательства, звонил по ночам, будил Мишу. После инфаркта в марте угрожал: «Вы найдете меня повешенным на батарее. Зачем мне трехкомнатная квартира, если в ней не будет вас».

«Я не прощу»

Судья на заседании уточнял объем насилия. В заявлении было указано не менее 4 ударов на кухне. «На тот момент я была в состоянии дикого стресса и не могла посчитать удары, но я утверждаю, что их было больше», — ответила Людмила.

В эпикризе выписки из БСМП указаны закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушибы и ссадины.

Судья спрашивал, простила ли пострадавшая, на что Людмила ответила:

«Сейчас я успокоюсь и отвечу вам красиво. Я два с половиной месяца не видела ребенка. Я не прощу».

"Освободить, потому что инвалид". Мужчину, который 2 месяца скрывался с сыном в России, не накажут за избиение жены
Людмила Якимчик с адвокатом

«Она на меня набросилась»

На заседании обвиняемый сказал, что не отказывается от компенсации, но хочет, чтобы все пошло на ребенка. На вопрос судьи, какие сейчас между ним и потерпевшей отношения, ответил, что пока не удалось поговорить.

«8 ноября я разогрел поесть, поговорили, она резко подскочила ехать за Мишей, забирать из садика. В машине порвала мне брюки, поцарапала лицо, такая была провокация», — так Витольд описал события в тот день. «Она пошла домой, чтобы переодеться, ехать за ребенком. Дома снова набросилась. Меня схватила боль».

«То, что бил — это были только пощечины, а кровь на ее одежде была моя. Но признаю все».

Судья: освободить по амнистии

В результате заседания судья постановил освободить обвиняемого по амнистии как лицо с инвалидностью второй группы и прекратить уголовное дело. Витольд Якимчик был освобожден в зале суда. Обжаловать решение суда можно в течение 10 дней.

"Освободить, потому что инвалид". Мужчину, который 2 месяца скрывался с сыном в России, не накажут за избиение жены
Обвиняемого освободили в зале суда

Это не конец

Адвокат потерпевшей Кира Касьянова в перерыве говорила, что главная цель подачи заявления — как-то ограничить Витольда, в том числе в общении с ребенком. Обжаловать решение суда потерпевшая сторона не планирует. «Это не основное дело. Основной вопрос, что делать с ребенком, как его защищать. Будем готовить иск, чтобы ограничить общение с ребенком», — пояснила она.

Позиция отца: «Меня травили»

После заседания Витольд Якимчик рассказал журналистам своё видение ситуации.

«Тюрьма — это не место для тяжелобольных, там нет условий, я просто умру, — сказал он. — У меня нарушено кровообращение, увеличено сердце, мне все время холодно».

По словам Витольда, в Гродно его не задерживали, он приехал сам, так как ему объяснили, что так суд будет быстрее. «Я подписал бумаги, что буду на суде. Не знаю, почему меня взяли под стражу».

"Освободить, потому что инвалид". Мужчину, который 2 месяца скрывался с сыном в России, не накажут за избиение жены
Витольд Якимчик
Витольд Якимчик видит конфликт, возникший из-за ребенка, и его причины, по-другому, чем его бывшая жена.

«Во-первых, ребенок, фактически продавался за деньги: полечить зубы, сводить на кружок. За год, что мы не вместе, я лишь трижды брал ребенка на ночь. Были сплошные маты. Во-вторых, меня шантажировали на деньги: мол, если у отца будет уголовная статья, старшего сына не возьмут на работу, нужно семь тысяч долларов. Я сказал: дам пять, в рассрочку только две. В-третьих, меня ждет серьезная операция — трансплантация сердца — и меня просто задёргали».

По словам Витольда, он уехал потому, что у него требовали еще больших денег. «Это был процесс бесконечный. И вот я так психанул, уехал. Никто в Анапе меня не искал». По его словам, когда ему в Анапе позвонила инспекторка по делам несовершеннолетних, он сказал, где находится, они встретились. Инспекторка не имела претензий.

«В присутствии инспектора по видеосвязи позвонил бывшей жене, сказал, что приеду сам, извинился, что долго не звонил. Я боялся, что опять меня будут мучать. Она сказала, что прилетит на двое суток, говорит: „Мы погуляем и вместе поедем назад, я буду за рулем, потому что у тебя больное сердце“. Я ждал ее».

По словам Витольда, после по вызову в дежурную часть милиции он приехал сам вместе с сыном. «Мы прождали там два часа. Мишу отправили в поликлинику, а меня задержали. Я видел условия для него, они были не очень».


Читайте также: «Але ж я ў гэтым не вінаваты». Маленькі Міша, зь якім бацька хаваўся ў Расеі, вярнуўся дадому


Как рассказал Витольд, в Анапе он снимал жилье за ​​17 тысяч рублей, и имеет фото и видео всех условий. «Утром варил кашу, бутерброды, в обед кушали, вечером могли куда-то пойти поесть. Через дорогу было море. Когда спрашивал, хочет ли в Гродно, говорил — „нет“». Он считает, что мать уделяла сыну мало внимания, конфликтовала с ним.

«До апреля у нас с женой были нормальные отношения. Когда узнала, что все серьезно, хотела сорвать деньги, так как думала, что я умру». Больше просить встреч с ребенком Витольд не собирается, так как считает, что болезнь — нет повод не видится с сыном. «Мы с Мишей как одно целое. Я хочу, чтобы было решение суда или мировое соглашение, чтобы я по бумагам взял ребенка и побыл с ним, и никому никакого „спасибо“. Она говорила: за кружки, за садик плати. Набегало 300−400 рублей, дополнительно говорила, чтобы я давал 500 рублей».

«Я сделал опрометчивый поступок, что увез ребенка, так нельзя делать. Мать переживала. Но для меня это был позитив, и для ребенка был позитив».

Перепечатка материалов Hrodna.life возможна только с письменного разрешения редакции. Контакт info@hrodna.life

Журналистка Hrodna. life