30 сентября в Волковыске прошел суд над священником Александром Богданом. Его судили за то, что он возложил цветы в память о погибшем директоре волковысского музея. Судья вынес предупреждение. Если священника увидят на массовом мероприятии снова, его ждет наказание.

13 сентября друзья Александра Богдана, иерея Петропавловского собора в Волковыске, собрались возложить цветы к военно-историческому музею имени Багратиона в память о его директоре Константине Шишмакове.

9 августа Константин Шишмаков работал в избирательной комиссии и был одним из двух, кто отказался подписывать итоговый протокол. По его словам, протокол подписали за него. 15 августа он пропал, а 18 августа его тело нашли в Немане.

Александр Богдан лично знал погибшего и решил присоединится к возложению цветов.

Обвинили в шествии во главы колонны

Это было воскресенье, 30-й день после отпевания погибшего, и в местном костеле проходила служба с поминовением.

«Я думал, что мы вчетвером пойдем, положим цветы, — объяснил Александр Богдан Hrodna.life. — Из костела вышла толпа людей, которые тоже пошли к музею. Мы примкнули к ним, положили цветы. Кто-то сказал слово. Это была как бы гражданская панихида».

После того, как возложили цветы, к священнику подошла пара человек, спросили, домой ли он идет, предложили проводить. «Мы шли, разговаривали. Я не виноват в том, что мой путь домой совпал с маршрутом других людей». Правоохранители расценили это как шествие во главе колонны. Судья Волковысского районного суда Леонард Дивнель вынес предупреждение. Правда, он отметил, что сотрудники МВД могли ограничится просто беседой и не доводить дело до суда, так как священники часто бывают на разных мероприятиях.

В следующий раз ждет штраф

Если после вынесенного предупреждения отца Александра увидят в какой-либо колонне, даже без символики и лозунгов, он получит как минимум штраф. «Я надеялся, что суд меня оправдает: я понимаю, что могу снова пойти возлагать цветы, например, другому погибшему, и мне снова скажут, что я участвовал в митинге». Как защититься от такой ситуации, Александ Богдан пока не знает. Сначала священник собирался, если его не оправдают, подавать апелляцию. Сейчас он думает, что вряд ли это что-то изменит. 13 сентября силовики снимали пришедших к музею на видео и позже вызывали тех, кого смогли опознать.

«Я шел туда, люди даже предлагали мне медицинские маски, но я не стал брать, от чего мне скрываться? Я не делал ничего плохого, коронавирусом переболел, не скрывался. Буду дальше жить по совести, будь что будет», — говорит священник.

Читайте также: «Замест хлусні павінна запанаваць праўда». У Гродне маліліся аб развязанні крызісу і вяртанні Кандрусевіча. ФОТА

Когда в епархии узнали о том, что произошло, отца Александра поддержали. Через инициативу Probono.by в Минске ему нашли адвоката, который дал консультации, объяснил, как вести себя в суде. Пресс-секретарь белорусского экзархата Сергей Лепин тоже звонил и предлагал помощь. Прихожане переживали, некоторые пришли поддержать в суд.

«Нужно понимать, что зло есть зло»

Среди прихожан храма есть люди с разной позицией. «Я всегда говорил, что в храм мы идем не для того, чтобы найти единомышленников по политическим убеждениям. Нас объединяет Христос, а дальше — дело каждого, какую гражданскую позицию занимать», — уверен отец Александр.

Читайте также: Мітрапаліт Веніямін у Гродне: «Ніякіх подпісаў не збіраць!«

На одной из проповедей отец Александр вспомнил, что Иоанн Предтеча погиб из-за того, что назвал зло — злом, прямо сказал царю Ироду, что тот грешит. «Я обратился к прихожанам: если в нашей стране сейчас кто-то придумывает злу какие-то оправдания, хотя бы не надо это повторять. Нужно понимать, что зло есть зло». Через два часа кто-то из прихожан позвонил настоятелю собора и пожаловался, мол, священник занимается политикой. Александр Богдан повторил настоятелю слова проповеди — и замечаний не было.

«По церковному уставу мне, как священнику, запрещено проводить политическую агитацию. Я не могу призывать стать на сторону Лукашенко или протестующих, я этим не занимался и заниматься не буду. Но сейчас стоит не вопрос политики, а вопрос совести. Есть жертвы, и до сих пор есть люди, которые страдают от политического кризиса в стране».

Читайте также: «Что же я такого плохого сказала?» Игуменья Гавриила — о своем выступлении на провластном форуме и ситуации в стране

Журналистка Hrodna.life