Индивидуального предпринимателя из Сморгони на Гродненщине Ромуальда Улана на прошлой неделе осудили на 2,5 года так называемой «химии», пишет «Свабода».

Иск на основании статьи 188 Уголовного кодекса (Клевета) подала группа местных милиционеров. Приговор озвучил судья Сергей Боландь. Прокурор Андрей Клышевич просил срок на полгода больше. Кроме того, обвиняемый должен выплатить крупные суммы потерпевшим за «моральные страдания» и значительную судебную пошлину.

Сморгонского предпринимателя осудили за клевету на милиционеров

«Это месть за мою активную гражданскую позицию»

55-летний Ромуальд Улан — фигура для Сморгонщины знаковая. В середине 1990-х он был среди первопроходцев, которые начали развивать в регионах независимую прессу. Его «Новая газета Сморгони» быстро набрала популярность и втрое обошла по тиражу государственную районку «Светлы шлях». На волне узнаваемости его выбрали в местный Совет народных депутатов.

Ромуальд Улан в день оглашения приговора 5 января. Фото Belsat. eu

В 2005 году независимое издание подавили экономически, а новоиспеченного депутата вскоре лишили полномочий. О лучших временах сейчас напоминает только обитый сайдингом домик в начале частного сектора — с логотипом уничтоженной газеты. На стенах — белорусские и международные дипломы за давние заслуги в распространении свободного слова.

После вынужденной смены специализации Ромуальд Улан организовал здесь печатно-технический центр: заряжает картриджи, распечатывает фотографии, наносит принты на майки и посуду, реализует канцелярские принадлежности и сувениры с национальной символикой. На отсутствие клиентов не сетует: некоторыми услугами, как дизайн и изготовление визиток, в городе занимается только он.​

Один из вариантов самоидентификации «свободных сморгонцев»

В начале прошлой осени деятельность индивидуального предпринимателя оказалась парализованной. В офис с обыском пришли силовики, которые в качестве вещественных доказательств забрали около полутора десятка единиц техники. Поводом стало уголовное дело за «клевету» против местных правоохранителей.

После драматических событий августа в Сморгони появились листовки с личными данными милиционеров, которые, утверждал неизвестный, лжесвидетельствуют на судах против активистов. Ромуальд сфотографировал те бумажки и разместил фото «ВКонтакте» под комментариями в городской группе «Слухи Сморгони».

Семеро милиционеров, которые там фигурировали, подали в суд. То, что он занимается услугами печати, стало основным обоснованием причастности к тиражированию «клеветнических сведений».​

Определение суда Сморгонского района

Прокуратура, которая базируется буквально окно в окно с офисом Улана, потребовала для обвиняемого 3 года «химии» (не домашней). Судья сократил срок на полгода. Кроме того, осужденный должен выплатить по 300 рублей милиционерам Власенко, Замару, Ковезу, Рожко. И еще по 500 — Ткачеву, Караваю, Молчанову. А также пошлину 609 рублей.

«Это ужас, — реагирует собеседник на приговор. — В начале дела все говорили: „Ромуальд, не беспокойся, больше чем на штраф не тянет“. Я и сам себя так утешал, так как в качестве основного наказания прописано как раз денежное взыскание. Конечно, заплатишь немалую сумму, но все же можно выкрутиться, имея источник прибыли. Да и люди помогают, в беде не бросают. Но когда прокурор запросил максимальную санкцию — 3 года ограничения с направлением в исправительное учреждение — был шок. Несомненно, это месть за мою активную гражданскую позицию, которой я никогда не скрывал».

Услуги и канцелярский ассортимент

Пока предприниматель отбивал атаки в суде, неравнодушные сморгонцы несли в здание по адресу Танковая, 8 технику, компьютеры, бумагу, чтобы фирма Улана могла продолжать деятельность.​

«Милиционеры передавали, что они заложники системы»

В Сморгони живут около 40 тысяч человек. Потеряться почти невозможно, особенно если служишь в правоохранительных органах или заметный предприниматель. Как говорит Ромуальд Улан, до прошлого года силовики были частыми посетителями его конторы — благо и прокуратура, и милиция в шаговой доступности. Но как сосуществовать сейчас?​

Рамуальд Улан прымае замову ад кліенткі
Ромуальд Улан принимает заказ от клиентки

«Картриджи заправляли, из инспекции несовершеннолетних несли распечатки, даже бейджики заказывали на выдачу табельного оружия. А как смотреть в глаза сегодня?.. На заседаниях силовики сидели молча, с опущенными головами. Больше усердствовали начальники, могли по 3−4 предложения связать, не только „да“ или „нет“. Ну, и через знакомых тех милиционеров мне потом передавали, что их заставляют, они заложники системы… Я сначала реагировал эмоционально: так, может, стоит поменять профессию, чтобы начать себя уважать? Но если 10−15 лет отработал в отделении и больше ничего не умеешь, чего еще ждать?»

По словам Ромуальда Улана, тем временем страсти разгорелись в чате «Слухи Сморгони», который и дал повод к уголовному делу: идейные «ябатьки» потребовали исключить его из группы.​

Офіс абаграваецца дзядоўскім спосабам
Офис обогревается дедовским способом

«Это самая крупная группа о жизни Сморгони, я тоже активный ее участник. Там настоящая виртуальная сеча, так как на местные темы постят и так называемые «ябатьки». Естественно, многие высказываются о политике, а у лукашистов любая критика вызывает приступ бешенства. Когда завели уголовное дело, «решением группы» даже пытались меня оттуда удалить. Устроили голосование, однако только 17% то предложение поддержали. Остальные 83% повторили тезис, что в дискуссии рождается истина. Кому это не подходит, включайте БТ, вот где рай для «застабилов», — говорит Ромуальд Улан.

Согласно протоколу обыска, в офисе предпринимателя забрали 13 «товарных позиций»: принтеры, системные блоки, телефоны, флешки и т. д. Несмотря на вынесенный приговор, некоторые вещественные доказательства вернуть уже не удастся. Например, главное «оружие преступления» — компьютер с носителями. Также под гарантии погашения приговоренных сумм арестовали автомобиль.​

Матэрыялы справы аб канфіскацыі маёмасьці ў даход дзяржавы
Материалы дела об изъятии имущества в доход государства

«Судебным решением ПЭВМ конфискуется в доход государства — речь о персональном компьютере и мониторе. Хотя с такой логикой скоро и мебель начнут забирать, на каторой оборудование стояло, и дом, где совершалось „преступление“. А у меня там все наработки за последние 15 лет — как закрыли газету и мы с 2006-го начали новую деятельность. Из архива можно было все быстро поднять — те же визитки — только откорректировать данные. Плюс айтишник, который одолжил компьютер еще в сентябре, после обыска и изъятия, намекнул, что у него тоже стоит работа. Надо возвращать, и так сильно помог».

«В условиях беззакония готовлюсь к худшему»

Защита Ромуальда Улана готовится обжаловать приговор. Но с учетом ориентированности системы на то, чтобы показательно наказать всех «нарушителей спокойствия», в успех апелляции он не верит. Параллельно думает, как сохранить дело на случай вынужденного отсутствия.

Цяжка разьвітвацца зь месцам, зь якім зьвязаныя 25 гадоў працы
Трудно прощаться с местом, с которым связаны 25 лет работы

«Безусловно, решение обжалуем. Но знаете, какая ситуация с правосудием в стране, абсолютно мизерная вероятность, что изменят приговор или направят дело на новое рассмотрение. Поэтому готовимся к худшему сценарию, то есть к реальной „химии“. Возникла еще задача передать дело в надежные руки, ведь много нюансов даже на уровне того, чтобы не потерять поставщиков чашек, календарей, маек. Опять же, технические тонкости с печатью, ремонтом оборудования и т. д. Жена будет работать на полставки, чтобы процесс не останавливался. Постараюсь закрыть еще несколько позиций».

Ромуальд Улан не берется предсказать, куда его распределит пенитенциарная система. Одно знает, что ближайшие от Сморгони места ограничения свободы отменены.

Ёсьць рызыка, што на бліжэйшыя гады бэдж не спатрэбіцца
Есть риск, что на ближайшие годы бейдж не понадобится

«Поскольку с десяток таких мест по Беларуси, можно оказаться где угодно. Ближайшие были в Мороськах под Молодечном и возле Ошмян — правда, говорят, уже позакрывались. Знаю, что отправляют в Минск, целые команды „химиков“ на МАЗе работают, одно заведение как раз напротив, на улице Социалистической… В любом случае сложно осознать, что в 55 лет можно пострадать за то, чего не совершал. Лично я воспринимаю это как неприкрытое политическое давление. Взяли на крючок и теперь раскручивают, чтобы максимально выжать из этого дела».

По словам собеседника, о условном характере свидетельствует скорость, с которой его осудили, и фактически максимальное из возможных наказаний. Недаром десятки людей, собравшихся 5 января в зале суда, встретили приговор громким скандированием: «Позор!».

Паўстала задача, як захаваць бізнэс
Возникла задача, как сохранить бизнес

«Принесли в жертву, потому что так и не нашли, кто те листовки производил, клеил. Дело заведено, но, полагаю, оно утонет в следственных кабинетах. Оказался виноват лишь в том, что показал факт на страницах паблика „Слухи Сморгони“ — подлил масла в огонь. Надо признать, резонанс был очень сильный, в день появления листовок город буквально гудел. Чрезвычайно смелый поступок местных партизан, опубликовавших данные милиционеров. По крайней мере на том этапе информационной войны против охранников режима удар был нанесен болезненный. В небольшом городе, где все на виду, это действительно имело эффект бомбы».

«Намеренно выжимают, чтобы не влиял на настроения людей»

Тем временем соратники Ромуальда Улана начали сбор подписей в поддержку человека, который, по их убеждению, за три десятка лет плодотворной работы в пользу города достоин места на доске почета — она как раз за полсотни метров, под райисполкомом. Вместо этого ему ограничивают свободу.

Дошка гонару побач з офісам Рамуальда Ўлана
Доска почета рядом с офисом Ромуальда Улана

«Я благодарен нашим людям за солидарность, надеюсь, такой хороший шлейф памяти о „Новой газете Сморгони“. В масштабах региона это было, без преувеличения, влиятельное издание, мы давали высказаться всем сторонам, чтобы была объективная информация. А поскольку я стоял у истоков проекта, меня с ним ассоциируют, логична и поддержка. Потому что видят, что моя позиция не изменилась: и публично, и в соцсетях я открыто выражаю несогласие с фальсификациями, насилием силовиков. Соответственно, власти делают все, чтобы не было независимого, истинного голоса. Ну, и вот такими карательными методами выдавливают меня, чтобы не влиял на настроения горожан».

Несмотря на длительные выходные, в офисе Ромуальда Улана многолюдно — он работает ежедневно. Посетители в разговорах признаются, что могли бы сделать ксерокопию на почте или в библиотеке, где услуга на копейку дешевле, но специально идут, чтобы помочь земляку в сложный период.

Смаргонка падпісваецца пад зваротам у абарону Рамуальда Ўлана
Сморгонка подписывается под обращением в защиту Ромуальда Улана

«И это трогает до слез. Навалились значительные расходы: около 3 тысяч за «моральные страдания» одним только милиционерам, более 600 рублей судебная пошлина. Теперь уже понятно, что не вернут компьютер, необходимо покупать новый. Слава богу, когда бросил клич помочь с загрузкой и заказывать услуги, пошел вал клиентов. Невероятно потрясен неравнодушием и помощью. Честно скажу: после суда не слышал ни одного критического отклика в свой адрес. Хотя нет: как закрутилась история с листовками, приходила пожилая женщина, ругалась, защищала милиционеров. А больше никого, кто бы заявил: «Роман, ты не прав». Наоборот: «Мы за тебя, понимаем, за что сражаешься и почему сажают».

Впрочем, с оформлением статуса фигуранта уголовного дела активизировались и разного рода контролеры — налоговики, пожарные, санэпидемстанция. «Совпадение? Не думаю», — в шутку цитирует собеседник российского телепропагандиста.

Патрабаваньне тлумачэньня даходаў ад 2010 году
Требование объяснения доходов от 2010 года

«Налоговая потребовала объяснения источника дохода за 2010−2013 годы, — показывает он „письмо счастья“. — Должен упомянуть, какую 10 лет назад машину продал, который получил прибыль и т. д. Как и с пожарными: в конце того года прислали предписание аж из 16 пунктов. Да, стоял огнетушитель 2003 года выпуска. Это как раз пик противостояния по газете, когда нас начали кошмарить и в 2005-м дожали. Но 17 лет не приходили! А началось следствие, тут же появились. Ну, и санэпидемслужба, куда без них. Благо, отстали, как поставили дозаторы, вывесили объявления о масках. Поэтому скажу так: первая волна репрессий накрыла меня в первой половине нулевых, а 2020-й ознаменовал собой вторую».

Ромуальд Улан родился в 1965 году в деревне Гелюны в Островецком районе. Окончил механико-математический факультет Белгосуниверситета, работал системным программистом в Сморгонском отделении «Приорбанка». В 1996-м основал независимую «Новую газету Сморгони».

Прызнаньне якаснай журналістыкі
Признание качественной журналистики

После ликвидации властями издания в 2005 году переориентировался на типографские услуги. В этом году 5 января суд Сморгонского района наказал предпринимателя 2,5 годами ограничения свободы за якобы «клевету» на сотрудников милиции. У обвиняемого есть месяц, чтобы обжаловать приговор.