недвижимость в Гродно

Андрея Авсиевича начали судить за оскорбление милиционера и причинение вреда национальной безопасности Беларуси. Причина — несколько комментариев в Telegram-чатах и каналах. Потерпевший милиционер сравнил комментарий Андрея со случаем, когда на него с ножом пошел пьяный мужчина. Комментарий принес ему больше страданий, чем тот случай, заявил потерпевший.

Рассматривать дело начали 3 августа. 26-летний Андрей стоял за стеклом «аквариума». 26 августа ему исполнится 27 лет — пока неизвестно, где он встретит День рождения.

В зале суда одновременно находились три-четыре конвоира, один из них был в краповом берете. Один из конвоиров постоянно находится у «аквариума». Во время перерыва в заседании Андрей стоял, заведя за спину руки.

За время содержания под стражей он обрезал длинные волосы. Как рассказали его близкие, причина в том, что за ними стало трудно ухаживать в СИЗО. Авсиевич отвечал на вопросы в суде тихо, двигался медленно. Поддержать его пришли близкие и неравнодушные гродненцы.

Андрей Авсиевич 4 мая около 10.00 вышел из дома и не вернулся. Вскоре в квартиру пришли сотрудники милиции в гражданском и провели обыск. С матери взяли подписку о неразглашении. 5 мая ролик с Андреем показали в Telegram-канале МВД. 6 мая гродненца заключили под стражу.

Дело рассматривал судья Николай Рачинский в Гродненском областном суде, гособвинитель — Герасименко. В деле участвует потерпевший милиционер 29-летний Максим Чертков — участковый инспектор отдела милиции «Фолюш».

У Андрея средне-специальное образование — он окончил Скидельский лицей по специальности «слесарь-тракторист». Холост, детей нет. Отслужил в армии. Ранее не судим. Его обвинили по ст. 369 УК «Оскорбление представителя власти» и ст. 361 УК «Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь». Сначала его обвинили также по ст. 189 УК «Оскорбление», но позже дело прекратили. Вероятно, по той причине, что статью в новой редакции уголовного кодекса декриминализировали.

причинение вреда национальной безопасности Беларуси, суд в Гродно
Андрей Авсиевич в суде. После учебы он отработал полгода в колхозе, год работал в Спецавтохозяйстве, полтора года служил в армии в войсках противовоздушной обороны, уволился в звании ефрейтора. Два месяца поработал в Словакии, позже — год на Гродненской мясокомбинате. В 2020 году начал ухаживать за отцом с инвалидностью. Отец Андрея Иван — священник, до получения инвалидности служил в Свято-Покровском кафедральном соборе на ул. Ожешко и храме Усекновения Главы Иоанна Предтечи на ул. Курчатова. Там же работала и мама Андрея — матушка Людмила. Фото: Елена Ковальчук

За комментарий — до семи лет колонии

Согласно обвинению, 14 ноября 2020 года через свой компьютер Андрей оставил в сообществе «Каратели Гродно» комментарий в адрес Черткова Максима Александровича, который признали оскорбительным. При этом Андрей, по версии Герасименко, «действовал умышленно, рассчитывал на последующее восприятие другими людьми, осознавал публичный и унизительный характер высказывания». В комментарие фигурировало слово «ущербный». По мнению Герасименко, комментарий содержал нецензурное слово и негативную оценку, унижающую честь и достоинство инспектора. Этим Андрей нарушил ст. 369 УК. Ему грозит до трех лет ограничения свободы.

20 декабря 2020 года Авсиевич оставил комментарий в другом Telegram-канале, «имея преступный умысел, направленный на причинение вреда национальной безопасности РБ, легитимно установленной стабильности, политической и экономической системе, конституционных основ общественного и государственного устройства РБ, воздействия на принятие решение органами власти, воспрепятствование политической и общественной деятельности, общественной стабильности и спокойствию, устрашению населения, дестабилизации общественного порядка». Этим он нарушил ч.3 ст. 361 УК. По этой статье ему грозит от двух до семи лет лишения свободы.

Это сообщение показали в Telegram-канале МВД. Редакция Hrodna.life не будет его цитировать.

Авсиевич: «Следователи давили и говорили: «Ты будешь сидеть долго»«

Андрей признал вину по ст. 369 УК. Однако уточнил, что признается в оскорблении человека, но не знал, что он работает в милиции. С Чертковым лично он не знаком. О том, что комментарий может быть оскорбительным, не задумывался. Побудила оставить комментарий «внешность» участкового. «Мне она не понравилась», — ответил на вопрос гособвинителя Авсиевич. Он раскаялся в том, что сделал.

«По ст. 361 УК я вину не признаю, никого ни на какие группы не делил, к насилию и убийствам не призывал, показаний по этой статье давать не буду», — сказал Андрей. Во время следствия он говорил, что через час удалил комментарий, а оставил его по причине «злости».

В своих показаниях во время следствия Андрей говорил о том, что был подписан на различные «протестные» Telegram-каналы, где «писал сообщения с угрозами и оскорблениями». Он заявил, что дал их под «моральным» давлением. Мол, следователи задавали наводящие вопросы и говорили: «Ты будешь сидеть долго». По его словам, на время первого допроса он не знал, по каким статьям проходит.

Потерпевший: чуть не расстался с сожительницей, плохо спал

Потерпевший Максим Чертков впервые увидел обвиняемого на суде. В милиции он работает с лета 2014 года. Когда стало известно о размещении его фото в Telegram-чатах, он не помнит. Ему об этом рассказали коллеги и его сожительница. По словам Максима, в чате разместили несколько его фото — в гражданском, в форме, а также его старое удостоверение.

— Когда сообщили мои коллеги, я сам зашёл в канал «Каратели Гродно». Увидел там фотографии и сведения обо мне, и увидел все эти комментарии, — рассказал Максим в суде. Из сведений в чате указали неверный адрес его проживания или прописки, номер телефона.

Были и другие негативные комментарии, кроме сообщения Андрея. Кто-то назвал его настоящий приблизительный адрес. Кто-то обсуждал размер его полового органа, а также, что он, якобы, пользуется служебным положением, чтоб заводить романы с девушками. После этого он поссорился с сожительницей и едва с ней не разошелся, рассказал Максим. Она просила его уволиться из милиции.

Участковый заявил иск о компенсации морального вреда в тысячу рублей. «Тогда нам очень трудно было выполнять служебные обязанности, давление было со всех сторон, почти не отдыхали, работали очень много. <…> Были проблемы со сном, действительно была такая депрессия, длительное время длилась. Сложно описать словами», — рассказал Максим.

«Скандалист» с ножом принес меньше переживаний, чем комментарий

Он рассказал про другой эпизод работы. В марте на него «семейный скандалист пошел с ножом». Против него участковый иск не подавал, поскольку это «служебные обязанности и к этому ты готовишься». После этого эпизода участковый «нормально спал». А комментарии, в том числе сообщение Андрея, ему было «сложно выдержать». «Человек совершенно не знает меня, и пишет такие слова», — сказал в суде участковый. Он, по словам милиционера, переживал из-за комментария.

— А в чем разница между тем, что на вас кто-то кинулся с ножом и между тем, что про вас кто-то что-то написал? — поинтересовалась адвокат.

— Человек, который кинулся с ножом, вину свою полностью осознал и это было ожидаемо для меня. Это связано непосредственно с моими трудовыми обязанности. Нас инструктируют, мы к этому готовимся каждый раз. Поэтому я не нервничал и не переживал. А в данном случае это было связано не с выполнением служебным обязанностей. Это было неожиданно для меня. Было очень обидно и неприятно. <…> А с ножом — это было пару секунд и забылось.

причинение вреда национальной безопасности Беларуси, суд в Гродно
Близкие Андрея Авсиевича возле Гродненского областного суда. Фото: Елена Ковальчук

По словам Черткова, с милиционерами проводят служебную и идеологическую подготовку, а «моральную» — нет. Сейчас проблемы со сном у него остались. «Если раньше я спокойно мог спать 10 часов, отсыпаться в выходной, то после всего, что было, у меня сон улучшился частично. Я сплю до сих пор максимум шесть часов, больше не могу спать. Сегодня я лег спать в два ночи и встал без будильника в 7.30», — поделился участковый.

Документов, подтверждающих его состояние, у милиционера нет.

Заседание продолжится 4 августа в 10.00. Допросят свидетелей по делу.

UPD 4 августа. На заседании Андрей признал иск от милиционера, но попросил его уменьшить до 300 рублей. Участковый согласился. В суде выступили мама и сестра обвиняемого. Они воспользовались правом не давать показания против близких. Также на заседании изучили письменные материалы дела и вещественные доказательства — технику, с помощью которой Андрей написал комментарий. Также там произошел следующий диалог между гособвинителем и обвиняемым.

 — Обвиняемый, скажите, вам понятно, какие функции возложены на сотрудника милиции? Что они делают в повседневной жизни?

 — Ну, должны охранять закон и пресекать правонарушения.

 — Вам понятно, чьи интересы они представляют? Представителями чего они являются?

 — Не понимаю вопрос.

 — Вам понятно, что они являются представителями власти, государства?

 — Согласно закону, да.

 — А у вас есть другое мнение?

 — Я не буду отвечать на этот вопрос.

Пункт 2 Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Республики Беларусь гласит, что

служба в органах внутренних дел является видом государственной службы в Республике Беларусь, заключающейся в выполнении сотрудниками органов внутренних дел задач по защите жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан, интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, организации исполнения и отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности, административных взысканий, а также иных задач, определенных законодательными актами.

Заседания продолжатся в 14.30 6 августа. Вероятно, пройдут прения сторон.

Читайте также:

Не умею писать автобиографии, вместо этого пишу об активистах, политиках, людях с инвалидностью и благотворительности.