«Между моим решением уезжать и пересечением границы прошло 10 часов», — говорит гродненец Дмитрий Тит, который в конце августа уехал из Беларуси в Польшу из-за преследований. Он рассказал Hrodna.life, что ему грозило, кто ему помог и когда он планирует вернуться в Беларусь.

Дмитрий Тит последние 9 лет работал на «Химволокно», был мастером цеха. С началом избирательной кампании он поверил в перемены в стране. Первый раз его задержали 26 июня во время акции солидарности. Его отпустили спустя три дня, дали штраф.

«Это задержание, сутки в ИВС [изолятор временного содержания — ред.], суд, не испугали меня. Наоборот, подтолкнули к осознанию, что стране срочно необходимы перемены. А перемены возможны только тогда, когда ты что-то делаешь. Я считал своим долгом добиться перемен в лучшую сторону».

Задержали за три дня до выборов

Дмитрий вступил в инициативную группу Светланы Тихановской, затем стал ее доверенным лицом. За три дня до выборов его снова задержали.

«Удерживали меня с 6 по 11 августа в ИВС на Гая, при задержании изъяли автомобиль. Причину задержания никто не объяснял, в РОВД составили несколько протоколов за неповиновение сотрудникам милиции. После освобождения, 12 августа, я отправился за своим автомобилем. Во дворе РОВД меня задержали сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК). Они вывезли меня с Гая в наручниках. Предъявили обвинение по подозрению в участии в массовых беспорядках по ч.2 ст. 293 УК».

Дмитрий не мог понять, в каких беспорядках он мог участвовать, если с 6 по 11 августа был в ИВС. Он считает, что его тогда снова задержали по надуманному делу.

«Завезли меня в Следственный комитет. После допроса вернули в ИВС на Гая. 14 августа было вынесено постановление о заключении под стражу, 18 августа меня перевезли в тюрьму на Кирова, там я ожидал этап в СИЗО-1 на Володарского в Минске».

«Я слышал, как люди скандировали: „Выпускай!“. Это непередаваемое чувство»

19 августа у Дмитрия был День рождения. В тот день Дмитрию отменили меру пресечения. На выходе из гродненской тюрьмы его снова задержал ГУБОПиК. Дмитрия посадили в бус и повезли домой, где провели обыск.

«Забрали ноутбуки и только после этого оставили меня дома. Я, считаю, выпустили меня не только из-за того, что я не виновен, но и благодаря поддержке родных, друзей, коллег и жителей города. Находясь в тюрьме, 18 августа, когда меня должны были выпустить, но продолжали незаконно удерживать, я слышал, как люди скандировали: «Выпускай!». Это было непередаваемое чувство.

Хочу поблагодарить каждого, кто выходил на митинги, кто поддерживал забастовки на рабочих местах — именно ваши действия, ваша солидарность спасла много невинных людей. На месте этих людей, на моем месте, при существующем режиме может оказаться любой человек. Только совместными усилиями, объединившись, мы сможем положить этому конец".

"Собрал вещи за 20 минут". Гродненец рассказал, как выбирал между тюрьмой и эмиграцией
Дмитрий Тит перед отъездом в Польшу. Фото из личного архива Дмитрия

«Ехать или снова в тюрьму»

Дмитрий считает, что первым сигналом, что ему нужно уезжать из страны, стал перенос судебного заседания по ещё одному административному делу. Его перенесли из здания суда в здание Ленинского РОВД.

«Было чувство, что готовилось что-то плохое. На этот суд хотело прийти очень много людей, со мной связывались журналисты. В РОВД, естественно, никого бы не впустили, да и я, думаю, оттуда на свободу уже бы не вышел. Когда я выходил из дома, у меня всегда была ссобойка в СИЗО, потому что на улице я заметил за собой слежку».

26 августа Дмитрия снова вызвали на допрос в Следственный комитет. Как оказалось, он фигурирует в новом уголовном деле в статусе свидетеля.

«Это и был тот момент, когда я понял: не нужно быть виновным, пока меня не посадят — они не успокоятся. Дальше все было очень быстро. За 20 минут собрал минимальное количество необходимых вещей, мне очень быстро помогли сделать визу и в эту же ночь я пересёк границу. Ехал в никуда, но выбор был или ехать, или снова в тюрьму. Между моим решением уезжать и пересечением границы прошло 10 часов.

Уехал из-за давления на меня со стороны системы удерживающей власть. То, что я доверенное лицо Светланы Тихановской, для них, видимо, послужило «знаком» — я злостный преступник, тунеядец, алкоголик, проститутка и наркоман. На меня на ровном месте было сфабриковано несколько административных дел, затем появились и уголовные".

Гуманитарная виза не дает права работать

Дмитрий переехал границу самостоятельно. В Польше друзья помогли найти жилье на время карантина. От статуса беженца он отказался на границе.

«Я хочу жить в своей свободной стране. Беларусь мне очень нравится, а то, что у нас плохой руководитель, это его личные проблемы. Значит ему пора уйти, а не людям уезжать из своей страны».

После 10 дней карантина Дмитрий начал разбираться с документами и столкнулся с проблемой. Гуманитарная виза, по которой он уехал, не давала возможности работать.

«С такой визой ты сильно ограничен. Основная сложность — официально не имеешь права работать, есть еще всякие юридические ограничения. После хождения по всяким администрациям, я так и не смог решить вопрос с заменой визы».

Дмитрий обратился в «Беларускi дом» в Варшаве. Там он узнал, что польское правительство планирует внести поправки в статус гуманитарных виз, чтобы их владельцы могли, если захотят, устроиться на работу.

«В „Беларускім доме“ мне временно помогли с жильем, обеспечили питанием и лечебными процедурами. К сожалению, фонды работают медленно. Я обращался в два. 9 сентября заполнил анкеты BY_help и BYsol. Первый фонд мне до сих пор ничего не ответил. Второй не быстро, но ведет диалог и 1 октября оказал мне материальную помощь».

Читайте также: ByHelp для пострадавших от репрессий: кто может обратиться за помощью и когда ее ждать?

Многие не просят статус беженца и хотят быстрее вернуться домой

Дмитрий говорит, что в Польше приехавшему из Беларуси сложно найти жилье с нормальными условиями и адекватной ценой. Он отмечает, что уехавшим не хватает единой базы, которая подскажет адреса и контакты мест, где можно найти жилье на карантин.

«Ещë в Беларуси многие начинают задаваться этим вопросом. И было бы хорошо заранее найти такое жилье и забронировать. Каждый должен понимать — не нужно ждать, что кругом все тебе должны, нужно пытаться двигаться самому, а не надеяться на помощь.

В Польше я увидел много белорусов, уехавших из-за событий в стране. Люди едут целыми семьями, есть женщины, много молодых парней и люди постарше. Есть и пострадавшие от насилия. Как-то общаемся и помогаем друг другу. Знаю, что большинство не просили статус беженца в Польше".

Дмитрий говорит, что многие белорусы, уехавшие из-за политической ситуации в стране, хотят быстрее вернуться домой.

«И я хочу вернуться в свою свободную страну. Только победа, независимая и процветающая Беларусь. Такой план должен быть в голове у каждого белоруса, где бы он не находился, каждый должен участвовать в приближении этой победы. Я скучаю по Беларуси, хочется домой. Сдерживаю себя только воспоминаниями о тюремных камерах. Вернуться мне можно только после ухода Лукашенко. Тогда будет уверенность, что меня не задержат его пособники. Уголовные дела должны быть закрыты.

Хотел бы высказать слова поддержки коллективу «Азота» — вы мужественные и достойны уважения. Я сам там работал — в филиале «Завод „Химволокно“». Можете спросить у любого работника моего предприятия — будь я в это время на заводе, поступил бы точно также, как и вы. Потому что это мое мнение и мое право. Молча соглашаться с беспределом я не смог. Спасибо, что вы не молчите и действуете".

Репортер, фотограф, краевед. Самый быстрый журналист Гродно на велосипеде. Руслана и его велосипед знают многие горожане: от чиновников до бомжей. Во время службы в армии был разведчиком, а теперь доказывает, что разведчик бывшим не бывает. Работает в Hrodna.life с 2013 года, когда сайт еще работал под брендом «Твой стиль». В конце 2018 выпустил книгу «Город один, воспоминания разные», где собрал воспоминания гродненцев о 1930−40-е годы.