Федор «Сумкин» Остапович — пожалуй, самый неформальный фельдшер скорой Гродно — в этом году стал еще и неформальным Дедом Морозом. Вместе с гродненской блогершей Светланой Sherry и котособакой («Потому что очень ласковая и спокойная, разве что не мурлыкает») Корицей они колесят по городу и несут гродненским семьям праздник. Говорят, что решение поработать сказочными героями появилось у обоих одновременно и спонтанно. Это для них история совсем не о дополнительном заработке, скорее — хобби и новогодний движ. «Потому что интересно». Пишет TUT.BY.

С начала пандемии коронавируса Федор Остапович оказался на «передовой», и в мае этого года рассказывал о своей работе в трудный период. В своем профиле в Instagram он честно и открыто пишет о жизни и работе на скорой, а еще сочиняет злободневные сказки про друидов и королей.

Но перед Новым годом самого популярного фельдшера Гродно можно увидеть в совершенно другом образе — волшебном. Маленькие гродненцы, конечно, не подозревают, что перед ними — популярный блогер и «дядя доктор», а просто и искренне радуются приходу Деда Мороза и Снегурочки. И только маленькая собачка Корица для детей всегда сюрприз.

 — Решение брать с собой Корицу появилось спонтанно. Впрочем, как и все в этой затее, — говорит Федор. —  Собаке нет еще и года. Она спокойная и очень ласковая. Это такой котопес — только мурлыкать не может, а, наверное, хотела бы. Сшили для нее новогодний костюм — и неожиданно она стала хитом сезона. Взрослые умиляются, дети удивляются, собака сидит на руках, — смеется Федор.

С троицей встречаемся около одной из гродненских многоэтажек. Около подъезда в свете лампы уже маячит Олег — это он ожидает волшебных гостей. В квартире около елки носится его 4-летний племянник Рома. Олег вручает Снегурочке Свете большой пакет с подарками, Федя балагурит, мы — мешаем.

И наконец волшебство для маленького мальчика начинается. Рома сначала немного смущен, растерянно улыбается и время от времени прячется за маму, а потом включается в представление. И вот уже в комнате происходит тот самый движ: все прыгают, водят хороводы, бросаются «снежками» и наряжают для сказочного дедушки небольшую елку.

Конечно, никакой базы клиентов «к сезону» у Деда Мороза Федора и Снегурочки Светы не было. Решили не морочиться и с рекламой — люди сами приходят к ним за волшебством.

— У нас очень классные подписчики в Instagram, они как-то предложили нам все это замутить — они же и заказывают, — говорит Федя.

— Где-то около месяца мы все это вынашивали, придумывали, — говорит девушка.

Вот костюмы сшиты — и ребята в своих профилях в Instagram стали принимать заказы.

— Практически все семьи, куда мы приезжаем — это либо наши подписчики, либо их родственники, либо друзья. Заказов хватает. Оценить, много это или мало, мы не можем — мы же в первый раз, — рассказывает Федор.

Кстати, есть заказы и от его коллег-врачей: вот, например, Олег, к племяннику которого мы приехали, тоже медик.

Света серьезно рассказывает, что разработать сценарий детского праздника куда сложнее, чем взрослого мероприятия.

 — Надо, чтобы ребенок был вовлечен, чтобы ему было интересно и чтобы все это было не затянуто. Но у нас и взрослые принимают активное участие в наших небольших представлениях. Мы однажды приехали на один из заказов…

— Вызовов! — перебивает фельдшер Федя и смеется.

 — …Так вот: большая семья, много взрослых, все чинно и серьезно сидят за столом. Девушка, которая вызвала, не говорила присутствующим, что будет, и они нас не знали. Ну то есть просто приезд Деда Мороза. Взрослые, нас увидев, только вздохнули: мол, госпо-о-о-оди, ну ла-а-а-дно, — сейчас отстреляемся и вернемся за стол. Но потом они даже больше детей веселились, вся эта серьезность как-то улетучилась. Мне вообще кажется, что взрослые даже больше верят в чудеса. У нас есть такой эпизод: держишься за волшебный посох и загадываешь желание. И кажется, что вот эти все серьезные дяди и тети на момент превращаются в детей и верят, что все загаданное исполнится.

— Света раньше работала аниматором — у нее есть опыт, — рассказывает Федор, — а я когда-то участвовал в параде Дедов Морозов. Тогда, кстати, смешно получилось. Мы договорились с друзьями, что потом встретимся, и я в костюме подарю их детям подарки. Мой сынок, тогда совсем еще маленький, тоже был там. Я подошел и громким голосом спросил: «Как тебя зовут, мальчик?» А он обнял меня и шепнул на ухо: «Папа, это же я! Твой сын! Я знаю, что ты агент Деда Мороза. Он сейчас занят, поэтому ты делаешь его работу».

Тем временем маленький Рома уже поводил хоровод около елки, рассказал традиционное стихотворение и получил свои подарки. От стеснения не осталось и следа, и вот он уже не хочет отпускать сказочных героев, что-то увлеченно рассказывает то Деду Морозу, то маме, то Снегурочке.

— У нас нет тайминга: если видим, что ребенку мы все еще нужны, то остаемся, общаемся, играем, — говорит нам Света.

Через какое-то время мы покидаем квартиру. Дед Мороз и Снегурочка переодеваются около машины. Федя смотрит по сторонам и говорит, что при переодевании надо быть острожными, а то можно нечаянно сломать детскую веру в чудеса.

— Был такой случай. Мы уже переодеваемся, я снял бороду и шапку, остался в костюме — и тут мимо нас идет семья. И пацан их начинает кричать: «О-о-о, Дед Мороз!» Я быстрее к машине, говорю Свете: «Быстрее, бороду, быстрее! Ребенок!». Ну и поворачиваюсь уже при параде. Стали с ним разговаривать. А мальчику уже, оказывается, в этом году «Дед Мороз» подарил подарок — так тот очень удивлялся, зачем я снова в Гродно. Я говорю: ну, тут же много детей, которым надо привезти подарки. А мальчик все спрашивает: а как я, мол, сюда добрался. Говорю, что на оленях. «А где олени?» Показываю на Корицу. Вот это, говорю, олень, только сдулся, потому что долго добирался до Гродно! Ладно, говорю, раз уж встретились — то берись за волшебный посох и загадывай желание. А мальчик чуть не плачет: «Я хочу, я хочу… Но у меня уже есть все, что я хотел!». И показывает на подарок. Ладно, договорились, что через год снова встретимся — и тогда загадает.

— А еще как-то было много заказов, и мы поздно вечером решили поехать выпить кофе на Советскую площадь, — рассказывает Света. — Курток с собой не брали, выскочили в костюмах. Было уже около 23.00, думали, что детей в округе не будет. И тут семья идет какая-то! Дети увидели, бросились к нам, стихи читают на ходу, галдят! Ну, мы боком-боком к киоску с кофе, просим шепотом, чтобы ребята дали нам печенье, а мы потом расплатимся. И говорим детям: «Вот вам волшебное печенье». Потом семья прислала нам фоточки в Instagram, взрослые благодарили «за ночное волшебство».

Ок, давайте про деньги. Нормальная прибавка к зарплате фельдшера-бюджетника и доходам популярного блогера получается? Федя смеется: ну так себе, мол. Ребята сразу решили, что все будет абсолютно легально — и в середине декабря заплатили обязательный налог. А еще сделали тест на ковид, несмотря на то что оба уже «официально» переболели. За выезд берут 50 рублей, реквизит и налог разово обошлись в более чем 400 руб. Иногда приезжают бесплатно — например, в одной многодетной семье так выступали.

И Света, и Федор признаются: работать волшебниками не так просто, как кажется с первого взгляда. Ведь как минимум выезды надо состыковать с основной работой, Снегурочке подстроиться под смены фельдшера. А еще в костюмах ужасно жарко, переодеваться приходится на улице… Много, в общем, всего.

 — И вот идешь такой уставший к ребенку — ведь понимаешь, что обещал приехать. А потом в процессе откуда-то появляются силы, видишь все эти эмоции — и становится очень тепло на душе. Родители, растрогавшись, плачут, дети такие милые и хорошие, что выходим оттуда — и у самих глаза на мокром месте. Наверное, это самое главное в этом всем движе, — говорит Света.