— Как я получил травму? Огнестрельное ранение! Можно так и рассказывать: поехал на разборки, — шутит Витя. — Но если серьезно, то пуля прошла рядом с позвоночником и пробила два легких, а взрывная волна повредила спинной мозг.

После травмы Витя начал активно заниматься спортом. Тогда он еще не знал, что «стандартный» подход повредит его позвоночник еще больше.

— Я так усиленно тягал железо, что два моих позвонка сжались и разъехались — все из-за незнания. Ведь фактически мое тело работает до середины, то есть все, что ниже солнечного сплетения, неактивно.

И в положении сидя мне нельзя поднимать серьезный вес. Позвоночник нестабилен: так сказать, «ходит ходуном». Теперь если я поднимаю вес, то в одной руке гиря, другой обязательно держусь за турник или брусья. В инклюзивном подходе важны любые нюансы.

Спустя год тренировок Женя занимается самостоятельно, Витя только присматривает за техникой.

«Инклюзивный — значит для всех»

Инклюзивный зал для кроссфита стал первым в Лиде и Беларуси. Тренировать ребят приехал Виктор Захарьев из Борисова. Учесть все нюансы при открытии зала сразу не получилось — их слишком много. Как говорит тренер, «самая главная вещь, которую нужно помнить, — особенность травмы и диагноза».

Видео: Александр Парфенцов (Alexander Parfentsov)
Для UNDP in Belarus

— Люди с инвалидностью очень разные, травмы непохожие. Одни могут тягать штангу, другие — работать только с весом и делать ограниченный комплекс упражнений.

Например, у колясочников могут быть травмы от шейного до поясничного отделов. У меня травма грудного — плохо держу спину и просто не смогу сделать упражнение со штангой сидя. Я даже пресс не качаю — бесполезно, работает только верхняя часть.

А шейный отдел — это вообще сложно. Тут и руки могут не работать — все очень индивидуально.

«На работу и домой — вот и вся жизнь»

— Когда я только приехал в Лиду, видел, как живут ребята и девчата, — рассказывает Витя. — У Жени с Леной один сценарий: на работу и домой — вот и вся жизнь. Сейчас они три раза в неделю занимаются по часу — это же круто. Я по себе знаю, что спорт дает уверенность.

Но дело не только в этом. Спорт — это еще и сила, которая нужна при управлении коляской. Лично мне спорт дал возможность самостоятельно подниматься на лестницу до второго этажа. Я 17 лет жил на втором этаже, а подъемника не было. Так что все сам, все сам.

Елена занимается около года и стала более активной. Тренер говорит, даже сбросила вес.

— Конечно, оригинальный кроссфит больше задействует нижнюю часть тела. Но в нашем случае ребята не могут приседать, прыгать. Поэтому я разрабатывал программы индивидуально, исходя из особенностей каждого. Например, ребята активно отжимаются, качают пресс, руки.

Я сейчас даю им основу, чтобы дальше они могли заниматься без моей помощи — это главное. Но если честно, то любой зал в любом городе должен учитывать особенности разных людей.

Инклюзивный — значит для всех. Да, это непросто, мы видим по нашему залу: максимум на тренировку могу взять не больше двух ребят. Но возможность занятий должна быть у всех.


Инициатива «Инклюзивный кроссфит» проекта ООН «Белмед» финансируется Европейским союзом и реализуется в партнерстве с Министерством здравоохранения Беларуси.

Лидская межрайонная организация общественного объединения «Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников».