Работа врача сейчас напоминает ад, говорит Ирина (имя изменено по просьбе героини). С весны 2020 она работает в ковид-бригаде одной из гродненских поликлиник, ездит к пациентам с подтвержденным COVID-19, оформляет их больничные. Сейчас ее рабочий день — по 14−15 часов, с одним выходным в неделю. У 90% заболевших есть симптомы, стало намного больше пневмоний, и только в одной поликлинике зарегистрировали около 900 человек с подтвержденным COVID-19. Вторая волна пришла в Гродно в начале октября 2020 года. О ней заявили официально, но о масштабах чиновники пока молчат. Корреспондентка Hrodna.life записала монолог доктора.

Каждый второй — с «короной». Первая и вторая волна

— Вторая волна пришла в октябре 2020 года и потихоньку начала набирать обороты. Не было большой разбежки с тем, когда об этом сказали официально. Я подумала: «Ого, они сказали!» Но сейчас не говорят про масштабы. Показывают, что все хорошо, всего хватает. Это не так!

Из тех, кто обращается в поликлинику, каждый второй — с «короной». Это очень заразная вирусная инфекция.

В первую волну пневмонии были редкостью. Из десяти человек воспаление легких могло быть у одного-двоих. Сейчас из десяти — у пяти. Раньше был приказ: всех с пневмонией класть в стационар, и больные более-менее помещались.

Сейчас — мест нет. В первую волну было очень много бессимптомных заболевших, даже без температуры, просто с положительным тестом ПЦР. Сейчас у 90% заболевших есть какая-то симптоматика.

Читайте также: Караник: по коронавирусным пневмониям стабильно, а РВИ не больше, чем в прошлом году

Во вторую волну симптомы у больных стали тяжелее. Осенью и зимой заболеваемость респираторными инфекциями больше. Сейчас еще нет гриппа, но никуда не делись другие вирусы. Когда человек заболевает COVID-19 и чем-то еще одновременно, получается комбо-вариант.

В некоторые дома заходим: Здрасте еще раз. Мы были тут месяца три назад. Тогда был COVID-19 и пневмония, и сейчас — пневмония. То есть иммунитет вырабатывается, но он не стойкий.

Реальные цифры заболевших COVID-19

— Количество официальных случаев искусственно занижают. Министерство здравоохранения и так нолики где-то теряет. Сейчас у нас под наблюдением в поликлинике около 900 человек с коронавирусом. В среднем на такое количество больных в гродненских поликлиниках 3−4 врача. Ежедневный прирост в нашей поликлинике — под 100 человек. И так недели три уже. Когда по стране ежедневный прирост писали 600, только у нас, в одной поликлинике, был 80.

Читайте также: Медики: прирост по коронавирусу — 6170 случаев в сутки. В 5 раз больше официальных цифр

Фото иллюстративное

Если бы публиковали реальные цифры, у людей было бы осознание, что это не шутки. В первую волну цифры официально держали до тысячи. Если бы всё шло по нормальной возрастающей, люди бы понимали, что происходит. Поэтому тактика Минздрава по статистике изначально была неправильной. Все и так всё видят: у кого сейчас в окружении нет людей, которые заболели?

«Ничего не успеваем!». Работа врачей

— Каждый терапевт работает на полторы ставки — много больных, и сами врачи болеют. Но терапевты имеют два выходных каждую неделю. Мы в ковидных бригадах стараемся работать так, чтобы у каждого из нас был хотя бы один выходной в неделю. Но всегда кто-то выходит и в субботу, и в воскресенье.

Раньше мы пытались хотя бы объездить людей, посмотреть, сейчас — ничего не успеваем! Мы должны осмотреть больного в первый раз, на 14-й день, приехать к тем, кому стало хуже. Если не успели — переносим на следующий день. Но некоторых мы не посетили ни разу.

Врач может выехать на 30−35 вызовов в день, дальше отключаются и ноги, и голова. Рабочий день водителя — до 17.00. Пешком, «космонавтами» (то есть в защитной экипировке), мы не пойдем. После визитов — в поликлинику, оформляем больничные, проставляем дни вновь поступившим. Нужно писать дневники осмотров, вносить результаты тестов, даты контактов, консультировать по телефону пациентов и коллег.

По факту наш рабочий день может быть и до двенадцати ночи. Обычно он 14−15-часовой, и так уже около месяца.

Бывает, на вызове застреваешь на час, пытаешься госпитализировать человека, а он у тебя на руках «отъезжает» с температурой 39, ты вызываешь реанимацию, ждешь ее. Бывает, человек хрипит, ты пытаешься дозвониться до скорой. Раньше в стационар звонили мы, сейчас скорая решает, куда везти. Бывает и такое: согласовали госпитализацию, пока доехали — место уже занято, повезли в другую больницу. Бывает, человек с температурой 39 ждет ковидную бригаду (хотя его надо госпитализировать): мы же всесильные — с фонендоскопом и пульсоксиметром.

А смысл делать тесты?

— У нас нет официального приказа — не делать тесты, это негласно у врачей — не направлять на них. А смысл? Почти все острые респираторные инфекции, когда есть симптомы — это COVID-19. ПЦР можно делать в самом начале, экспресс-тесты можно делать на пятый, седьмой день.

Человек болеет неделю, ему назначают экспресс-тест, а он отрицательный. Болеет дальше, делает тест, а он положительный. У всех по-разному иммунная система работает. У некоторых антитела могут появится на 12-й день. Не направляют на тесты и из-за коллегиальности, чтобы не перегружать ковидные бригады.

Читайте также: Владимир Караник снова говорит о плато по COVID-19. Но количество заболевших в Гродно не раскрывает

Лаборатория, которая занимается ПЦР-исследованиями, работает на несколько поликлиник и перегружена. Сейчас делают мазки вероятным случаям и перед плановой госпитализацией, а контактам первого уровня — в основном экспресс-тесты.

В поликлинике очереди на несколько часов. В условиях ковида все очень медленно, больничных — несметное количество. После 14 дней самоизоляции тесты не делают по приказу министерства. Но ни один из тестов и не даст достоверного ответа, заразный человек или нет.

Очередь на прием больных с температурой в одной из гродненских поликлиник. Фото иллюстративное

Обязательная самоизоляция и больничный при коронавирусе — 14 дней, или до окончания симптоматики, но она может проявляться еще месяц. У контактов первого уровня изоляция 10 дней с момента контакта с заболевшим, если свой тест отрицательный, 14 — если положительный. Контактами сейчас считаем тех, кто живет вместе с заболевшим.

Пневмонии и госпитализация

— Большинство пневмоний находит терапевт во время осмотра. Когда человек долго лечится, нет изменений, плохие анализы — ему делают флюорографию. Когда там видны так называемые «неспецифические изменения в легких» — при наличии клинической картины ставят пневмонию. Тогда тестируют на ковидную инфекцию. При ее подтверждении, тяжелой пневмонии со снижением сатурации (насыщением крови кислородом) или выраженными изменениями в анализах, пациента госпитализируют.

Если возможно лечить амбулаторно, терапевт передает пациента ковидной бригаде. Мы наблюдаем таких людей, делаем анализы и по окончании изоляции направляем на контрольные снимки.

В больницу кладем тех, кто пять дней температурит, пьет антибиотики, но ничего не меняется. Им нужно что-то колоть, притом в вену, на дому мы колоть не будем. Кладем с ухудшением состояния при амбулаторной пневмонии, тех, у кого есть сопутствующие патологии, например, диабет, недавно был инсульт или инфаркт.

Масочный режим ввели поздно

—  Масочный режим полезен уже только в психологическом плане: люди начнут мыть руки, не будут кашлять в открытую на всех, осознают проблему более масштабно, раз уже такие меры применяют. Его было нужно вводить, наверное, месяц, назад. По крайней мере, возможно, уменьшилось бы количество больных.

Маску нужно менять каждые два-три часа, и многоразовую тоже. Нужно, чтобы она прилегала к носу. Респираторов хороших сейчас нет даже у нас, нам выдали такие, которые не прилегают к носу, в них нет фильтра.

Как беречь себя и опасны ли протесты

— Чтобы не заболеть, нужно не стрессовать, не быть голодным. Носить маску смысл есть. В перчатках нет огромной необходимости, если вы лезете руками в нос, глаза. Если любите грызть ногти, лучше перчатки надеть. Главное — мыть руки по приходу домой, в какие-то заведения. Но мыть их так, как показано на схемах, которые везде висят, — перебор. Это уместно перед хирургической операцией.

Фото иллюстративное

Нужно пить больше жидкости, употреблять витамин С в натуральном виде. Можно профилактически пропить курс противовирусного. Только не ремантадин — бесполезно, и не флустоп — это лечение. Эхинацея, элеутерококк, имбирь, чеснок поднимают иммунитет. Антибиотики профилактически пить не надо. А там — как повезет.

Естественно, нужно меньше ходить в места скопления людей. О протестах говорят, что на них заражаются — но может только если человек перемерзнет, и снижается иммунная защита. В помещении риск заболеть явно выше, так что лучше сходить на протест, чем на дискотеку.

Чем сейчас лечат

— Если понимаешь, что заболел — сразу нужно пить много жидкости, стоит принимать противовирусное для повышения иммунитета. Промывать нос, горло слабым солевым раствором — там локализуется инфекция.

Ошибка большинства больных в том, что уже при температуре 37,2 начинают есть антибиотики. Пьют один, второй, третий, а температура так и стоит. Нарушается терморегуляция, иммунная система сходит с ума. 37,2 могут быть на фоне отличных анализов.

Сейчас популярно назначать витамины. Витамин С — он при всех болезнях. Еще назначают антиоксикапс с цинком и витамин Д.

Антибиотик нужно выписывать, когда к вирусной инфекции присоединяется бактериальная. Это видно по анализу крови. Но нет возможности взять кровь у всех, поэтому всем назначают антибиотики. Чаще всего бактериальная инфекция все же присоединяется, особенно если человек плохо лечится в самом начале.

Сейчас обсуждают тактику лечения ковидных пневмоний только отхаркивающими, гормонами и антикоагулянтами, чтобы не было тромбов. Но на практике приходится назначать антибактериальные препараты.

СИЗы, приемы и безысходность медиков

— Со средствами индивидуальной защиты проблемы, и матпомощи нет. Напрямую помогать медикам нельзя. Помощь от волонтеров закончилась. А раньше у нас были даже препараты, которые мы могли назначить бесплатно при амбулаторных пневмониях.

Сейчас СИЗы сделали многоразовыми. Перчаток не дают. У тех, кто работает в поликлинике, вообще только маска и экран. Экраны остались от волонтерской помощи, и поликлиника раньше закупала.

За все время из восьми врачей, например, три болели с подтвержденным ковидом. Остальные болели, но не сдавали анализ. Все плановые приемы по возможности остановлены, на повторный прием посадили узких специалистов.

Читайте также: В Гродно умер главврач инфекционной больницы. Там лечили пациентов с COVID-19

Официально говорят, что всё хорошо, все справляются. А мы говорим людям, что не знаем, когда к ним приедем — через день, два, или три. У врача на участке может быть сорок вызовов, плюс прием. Даже не знаю, что могут сделать медики. Не выходить на работу — негуманно. Всех, кто высказывается, — сразу «закрывают». Наверное, мы еще не дошли до точки кипения.

Ужасное состояние безысходности, когда не знаешь, за что браться, везде завал. Мне плакать некогда, я только ем и сплю. В воскресенье мне могут на личный номер позвонить раз десять по работе, в субботу еще хуже. Но мы уже полгода в этом.

Согласно официальным данным Минздрава, по состоянию на 4 декабря в Беларуси зарегистрировано 143 383 случая коронавируса (1774 за последние сутки), выздоровели 120 571 пациентов, умерли 1190 человек (9 за последние сутки).