Светлана Антонович с детства не умела шить и не очень любила деревню. Сейчас она имеет в самом центре Гродно магазин-ателье и «деревенский дом» с печью. Что подтолкнуло ее заниматься шитьем и почему она не сказала родственникам об открытии нового магазина, собственница «Евдокии» и «Феофании» объяснила Hrodna.life.

Поставила все на “деревенский дом” в центре Гродно. Как девушка, не умевшая шить, открыла сеть магазинов-ателье
Святлана Антановіч у краме «Феафанія». Фота: Hrodna. life

«Мечтала стать актрисой, но поступить даже не пыталась»

Светлана родилась в Новогрудке. Училась в белорусскоязычной школе. В Гродно приехала учиться в 17 лет да так и осталась здесь.

«Я мечтала стать актрисой. Долгое время занималась в театральной школе в Новогрудке. Но поступить на актрису даже не пробовала. Ведь родители не понимали-и вышел конфликт. Поэтому я просто взяла газету, ткнула пальцем и пошла учиться на страхового агента», — рассказала Hrodna.life предприниматель Светлана Антонович.

«Ты что, дурная? Ты же вообще не можешь шить»

После обучения Светлана работала в торговой компании, позже маркетологом. Шитье ее никогда не привлекало.

Поставила все на “деревенский дом” в центре Гродно. Как девушка, не умевшая шить, открыла сеть магазинов-ателье
Святлана Антановіч у краме «Феафанія». Фота: Hrodna. life

«Моя мать работала всю жизнь на швейной фабрике инженером-технологом. Но меня это никогда не привлекало. Даже в школе на трудах не могла шить, так как не получалось. Один раз на урок нужно было что-то сшить. Сшила мать, а я принесла учительнице. Она мне сказала: «Ты что, дурная, что ли? Ты же вообще не можешь шить».

«Я такой человек — пытаюсь, несмотря ни на что»

В 2010 году у Светланы умер отец, а мать уволили с работы. Девушка хотела помочь ей финансово.

«В то время я была в декрете. На» Гродненском форуме «нашла объявление о закупке ткани. Я покупала, кроила и привозила матери ткань. Говорила ей, что есть клиенты, — и мать шила постельное белье. Не знаю, откуда взялась эта идея, но я такой человек — пытаюсь, несмотря ни на что».

Поставила все на “деревенский дом” в центре Гродно. Как девушка, не умевшая шить, открыла сеть магазинов-ателье
Ручнікі ў краме «Феафанія». Фота: Hrodna. life

Со временем у Светланы накопилось много ткани. Белье она продавала знакомым, дарила родственникам.

«Когда я пошла во второй декрет, то подумала, что с этим надо что-то делать. Я забросила на „Гродненский форум“ объявление о продаже и на это был спрос, — вспоминает Светлана. — Как-то перед Пасхой клиенты хотели приобрести полотенца. У меня были только неподшитые. Чтобы подшить, нужно было передать маме в Новогрудок. Времени на это не было. Поэтому я приобрела швейную машинку, посмотрела, как мать шила, села и начала строчить. Строчка получилась ровная, даже ровнее чем у мамы».

Клиенты оценили и Светлана продолжила «строчить». Весь дом был тогда завален тканью: и балкон, и под кроватью, и в шкафу.

«Я начала понимать, что это уже невозможно. Нужно или убирать и закрывать все, или открывать что-то свое. Я решила открывать».

Поставила все на “деревенский дом” в центре Гродно. Как девушка, не умевшая шить, открыла сеть магазинов-ателье
Святлана Антановіч у краме «Феафанія». Фота: Hrodna. life

В 2016 году Светлана открыла магазин-ателье «Евдокия» на улице Победы. Назвала ее по имени мамы. В 2017 открыла пошивочный цех. В 2018 — ещё один магазин «Евдокия», на этот раз на Лиможе. В 2019 открылось производство в Лиде [в 2022 году его закрыли — Hrodna.life]. «Так получилось, ежегодно я что — то открывала», — говорит Светлана.

Об очередном магазине никому не говорила, так как никто бы не понял

В начале июня 2022 года Светлана открыла магазин-ателье «Феофания» на Кирова, 3. ее назвали по имени бабушки Светланы. В целом предприятие занимает два этажа: на первом располагается магазин, над ним — пошивочный цех и офис.

«Сейчас очень трудно вести бизнес. Я понимаю людей, что они не думают сейчас о белье, потому что это подождёт. Когда я открывала новый магазин, то в семье никто не знал. Также не знали мои сотрудники. Я не говорила, так как понимала, что никто не поймет. Положение тяжелое, денег нет, а я тут что-то выдумала. Но мне это нужно было», — сказала Светлана.

Открытие магазина отметили как новоселье в белорусской традиции. Светлана накрыла стол и пригласила к себе в «дом» гостей, друзей и соседей. Они поздравляли хозяйку и произносили тосты. Музыканты играли народную музыку, а во дворике на Кирова, 3 можно было потанцевать белорусские народные танцы.

В магазине можно приобрести постельное белье, столовые салфетки, полотенца, фартуки. Также там продают сумки, а в скором времени планирую начать пошив платьев.

«Мне хочется, чтобы это было. Например, в Слониме [Слонимский льнозавод — Hrodna.life] делают обычные, прямые, оверсайз платья. А мне хочется, чтобы платья подчеркивали женскую фигуру. То есть перемешать, как это было раньше и где-то взять вышивку, но чтобы это было современно, даже с вырезом. Чтобы девушке было приятно одеть», — сказала Светлана.

Сделала деревенский дом в центре Гродно

Новый магазин Светлана оснастила как деревенский белорусский дом. Посреди помещения стоит печь, а рядом со входом — сундук. У стены старая кровать, в другом углу деревянный стол и старый шкаф.

«Я сначала думала открыть маленький магазин, но что-то не сложилось. Год назад у меня сформировалась идея, что я хочу вот этот дом. Я даже думала закрыть все магазины и открыть одно большое пространство с отделами, но большая плата за аренду», — рассказала Светлана.

Вещи для интерьера она сначала пыталась найти на сайтах объявлений, но безрезультатно. Из-под Зельвы, от родственников дизайнера Анны Демьянчук, привезли сундуки и стулья. Шкаф привезли из Берестовицы вместе со Светланой Пинчук. Некоторые стулья и этажерку Светлана приобрела в Новогрудке.

Чытайце таксама: Стол-книга из БССР, тумба из ГДР и «харизматичный кот». Гродненка реставрирует винтажную мебель и создает арт-объекты, которые «выбирают ее сами»

Зачем посреди магазина печь?

Каждое лето в детстве Светлана проводила в деревне Зеневщина [Новогрудский район — прим. Hrodna.life]. «Маленькая, красивая деревушка, кругом лес. Моя тетя и бабушка собирали травы. Отец собирал грибы и меня к этому приучали. Но в детстве мое отношение к деревне было как у всех детей — не самое лучшее», — рассказала Светлана.

После смерти бабушки разобрали ее дом. «И вот это начало меня цеплять. Возможно, было трудно, что дом разобрали, что деревня разваливается. Я к этому относилась, что это уже не вернуть. Мне очень хотелось показать своим детям это. Чтобы они увидели, как, например, печь палить с утра. Поэтому я всегда хотела свой дом обязательно с печкой».