Их родословные записаны, гены заморожены, имена сохранены. На соответствие высшим стандартам у них проверено всё, вплоть до волосяных луковиц. Они снимались в кино и завоевывали европейское «золото». Это — лошади из конюшни «Эйтуны» совхоза «Лидский». Одна из здешних пород сохранилась со времен Великого Княжества Литовского, вторая — единственная выведенная в Беларуси.

Конюшню для разведения племенных лошадей построили в Эйтунах в начале 90-х. С тех пор ремонтировали только косметически. Целевое финансирование коневодства закончилось вместе с Советским Союзом.

По нормам обычного совхоза, племенной молодняк не самый выгодный в животноводстве бизнес. Содержание «заслуженных старичков» не предусмотрено вообще — их нужно сдавать на мясо, не взирая на прошлые достижения.

О том, как энтузиасты разводят лошадей и ищут балланс между экономикой и этикой, рассказала Hrodna.life Светлана Юркевич, зоотехник по коневодству из Эйтунов.

Здесь начинался беларусский конный спорт

Светлана работает на конюшне совхоза «Лидский» с 1987 года. Вместе с мужем они приехали сюда молодыми специалистами. Мужа прислали работать тренером по конному спорту, Светлану — зоотехником по коневодству.

конюшня Эйтуны, совхоз Лидский
Светлана Юркевич — зоотехник по коневодству, бригадир конюшни в Эйтунах совхоза «Лидский». Работает с лошадьми больше 30 лет

Для конного спорта при Союзе денег не жалели. «Лошадей разных [в местной спортивной школе] держали: тракенов, голштинцев, будёновцев. Там тренировались профессионалы. Лошадей для них покупали за границей и на лучших конезаводах СССР.

Светлане поставили задачу создать при спортшколе свою конеферму — практически с нуля. В хозяйстве на то время было всего пять лошадей в стареньком сарае.

Лошадь по цене «Волги»

Для развития племенного дела выбрали беларусскую упряжную и тракененскую породы.

«По тем временам такие лошади стоили бешеных денег — 15 000 рублей обходилась одна кобыла. Это как машина „Волга“ примерно».

Тракененская порода лошадей: Вывели в XVIII веке на конезаводе Тракенен в Восточной Пруссии, вблизи Кёнигсберга (сейчас Калининградская область). Этих лошадей поставляли для королевского двора Фридриха Вильгельма I и его армии. После Второй мировой войны часть лошадей вывезли в СССР на конезавод имени Кирова в Ростовскую область, другую часть — в Западную Германию. Тракененские лошади больше 50 лет входят в топ-20 лучших спортивных пород мира.

Лошадь Синус. Помесь тракененской породы и беларусской упряжной. конюшня Эйтуны, совхоз Лидский
Лошадь Синус. Помесь тракененской породы и беларусской упряжной

Беларусская упряжная лошадь: Основу породы заложили лошади конезаводов XVII века, часть которых размещалась на территории современной Гродненской области — в Вишнево, Крево, Данюшево и других. Сейчас беларусская упряжная — единственная национальная порода Беларуси.

Лошадь Маруся, беларусской упряжной породы и директорка Лидского центра по племенной работе Антонина Мархоцкая. конюшня Эйтуны, совхоз Лидский
Лошадь Маруся белорусской упряжной породы и директорка Лидского центра по племенной работе Антонина Мархоцкая

Постоянно покупать спортивных лошадей было слишком дорого даже для совхоза-миллионера союзного подчинения. Но на племенную работу деньги выделяли. В Эйтунах были такие лошади, что в 1996 году весь племенной табун снимали в кино.

До сих пор самое любимое кино Светланы Юревич. «Обязательно посмотрите, очень хороший фильм», — советует она всем гостям.

Племенной табун совхоза "Лидский". конюшня Эйтуны
Племенной табун совхоза «Лидский»

Беларусское золото

Сейчас в табуне совхоза «Лидский» 93 лошади. «Всю жизнь я ими занимаюсь», — Светлана обводит конюшню взглядом и готова рассказать про каждого здешнего обитателя.

Жеребята в летнем загоне - левадии, конюшня Эйтуны, совхоз Лидский
Жеребята в летнем загоне — леваде

«Это Напор. Вырастили здесь, на нашей конеферме. Он выиграл Чемпионат мира среди военнослужащих в Бельгии. В 90-х пять лет подряд был лучшей лошадью Беларуси по конкуру».

Сейчас Напору 29 лет. Обычный лошадиный век - около 20 лет. Он долгожитель и сейчас живёт в конюшне на птичьих правах
Сейчас Напору 29 лет. Обычный лошадиный век — около 20 лет. Он долгожитель и сейчас живёт в конюшне на птичьих правах

«Это Закон. Ему 14. Красавец с характером». Закон сейчас — самая знаменитая лошадь страны. Он абсолютный чемпион Беларуси среди жеребцов-производителей в номинации «Лучшая племенная лошадь», победитель Белагро-2020 и III Республиканского фестиваля упряжных лошадей. От него родились больше чем 50 жеребят.

Жеребец-производитель Закон и коневод Михаил Василючек. Он работает на конюшне уже 20 лет . конюшня Эйтуны, совхоз Лидский
Жеребец-производитель Закон и коневод Михаил Василючек. Он работает на конюшне уже 20 лет

Тамерлан — уже совсем старичок и ветеран. Ему скоро 30 лет. «В последнее время он уже и в телеге не ходит. Пасётся вместе с жеребятами. Он еще не самый старый. Пластику, жеребцу-производителю, с которого эта конеферма начиналась, было 32 года».

Тамерлан, один из самых старых жеребцов конефермы в Эйтунах. совхоз Лидский
Тамерлан, один из самых старых жеребцов конефермы в Эйтунах

Андрей «Мономах», Саша «Бетховен» и Лена «Хвастун»

В телефонной книжке Светланы Юревич часть абонентов обозначена «подпольными кличками». Это имена лошадей, которых они купили. Сейчас покупают лошадей в основном частники — спортсмены или тренеры. Светлана рассказывает, что проверяет каждого, сможет ли он создать для лошади подходящие условия.

«Как-то звонит один, говорит: «Хочу купить у вас Коржика». Спрашиваю:

 — Где у вас конюшня?

— Нету.

— А для чего тебе лошадь?

— Хочу девушке на день рождения подарить.

Вот разве можно ему лошадь продать? Это же не собачка комнатная. Куда ее в городе денешь?"

Молодая лошадь из конюшни в Эйтунах стоит около $ 2000−3000. Через несколько лет тренировки их продают уже в десятки раз дороже. «И за $ 20 000, и за $ 50 000 наших лошадей продавали. Если прыгает высоко или призы берет, то и до $ 100 000 цена может подняться». Чтобы довести лошадь до такого уровня, нужны манежи, специалисты, тренеры. На конеферме таких условий и специалистов нет. Здесь занимаются только племенной работой и растят молодняк.

«Не имеем права их потерять»

«Это же генофонд! — отвечает Светлана на вопрос, почему важно сохранить этих лошадей. — Во время войны и то сохранили. А сейчас что, война? Мы не имеем права их потерять».

По оценкам Светланы, сейчас по всей Беларуси не больше ста лошадей-маток тракененской породы. Из них около 30 — в Эйтунах. Они не менее важная часть общей памяти, чем архитектура, народные песни или вышиванки.

Жеребчик Композитор. Его отец - Закон, а мать - Клеопатра. Светлана Юревич: «У нас все лошади - с подтверждением породы. На каждую хранятся базы данных и родословная до четвёртого колена»
Жеребчик Композитор. Его отец — Закон, а мать — Клеопатра. Светлана Юревич: «У нас все лошади — с подтверждением породы. На каждую хранятся базы данных и родословная до четвёртого колена»

«В первую очередь наша задача — улучшить условия для этих животных, — говорит Антонина Мархоцкая, руководитель Лидского районного центра по племенной работе. — Надо крышу ремонтировать, окна менять — им уже 30 лет скоро. У совхоза на это нет средств. Племобъединение выделяет часть денег для покупки новых кобыл и жеребцов-производителей, но ремонт конюшен оплатить не может».

Вадим Гринько и Антонина Мархоцкая с конем Кортиком - неоднократным чемпионом страны и призёром Белагро разных лет. Кортик - один из ветеранов конюшни и отец сегодняшнего абсолютного чемпиона - Закона. Сейчас Кортику 27 лет. В Эйтуны его привезли в 10-летнем возрасте
Вадим Гринько и Антонина Мархоцкая с конем Кортиком — неоднократным чемпионом страны и призёром Белагро разных лет. Кортик — один из ветеранов конюшни и отец сегодняшнего абсолютного чемпиона — Закона. Сейчас Кортику 27 лет. В Эйтуны его привезли в 10-летнем возрасте

Заместитель директора совхоза по животноводству Вадим Гринько — ветврач по образованию. Пришёл в хозяйство два года назад. «Когда в первый раз был в конюшне — большими глазами смотрел, эмоции переполняли, — рассказывает он. — На следующий день привёл сюда жену и детей — захотелось приобщить семью».

«Раньше с лошадьми не работал, интересно было вникать — как содержат, как разводятся, как племенная работа организована», — говорит Вадим Гринько. Коневодство — редкая специализация в животноводстве. В Гродненской области совхоз «Лидский» — единственное хозяйство, где занимаются лошадьми. «Все это нужно сохранить и передать следующим поколениям. То, что здесь [в Эйтунах] создали — национальное богатство. Им нужно гордиться и передавать следующим поколениям».

Племенной табун на выпасе
Племенной табун на выпасе

Читай ещё:

Редакторка спецпроектов, репортерка, фотографка и видеографка. В журналистике с 2015 года. Участвовала в разработке концепции ребрендинга издания «Твой стыль» и создании «Hrodna.life». По образованию Ирина инженер-механик, поэтому не боится технически сложных форматов.

Чаще всего пишет социальные репортажи. Любимое дело — изобретать велосипед и ставить амбициозные цели для всех, кто не успел спрятаться.

Материалы Ирины Новик были отмечены дипломами многих конкурсов.