20 июля в 14.00 Андрею Кохану пришло письмо с опозданием: он должен был в этот же день в 09.00 явиться в РОВД.

Андрею 22 года, он инженер торгового и холодильного оборудования. Родился в Сморгони, теперь работает в небольшой частной фирме в Минске. 14 июля он вышел на акцию протеста, чтобы отстоять свою позицию. Его задержал ОМОН. Корреспондент Hrodna.life узнал у Андрея подробности задержания.

«Малыш, меня задержали». Парень из Сморгони рассказал про задержание 14 июля в Минске
Повестка, которую получил Андрей Кохан
«Малыш, меня задержали». Парень из Сморгони рассказал про задержание 14 июля в Минске
Извещение, которое получил Андрей Кохан. Его доставили позже, чем Андрей должен был явиться в милицию

«Я пошел туда, потому что это всё, что я могу сделать на данный момент, — говорит Андрей. — Я пошел туда, чтобы отстоять свой выбор». Он считает, что сейчас кандидаты в президенты все равны, а действующий президент исключает сильных игроков, которые могут помешать ему продлить срок.

Как выглядело задержание

Колонна людей проходила по Проспекту Независимости от Площади Победы до Площади Якуба Колоса. Там люди развернулись на пешеходном переходе и вернулись обратно. Сразу за мостом над Свислочью начались задержания. По подсчетам Hrodna.life там было примерно 1000 человек.

«Я шел в середине колонны спокойно и мирно. Вдруг те, кто шли вначале, начали бежать назад с криками: „ОМОН!“. Колонна побежала назад и многие люди кричали: „Так зачем мы здесь собрались? Зачем мы бежим?“ И тогда мы пошли дальше вперёд».

«Малыш, меня задержали». Парень из Сморгони рассказал про задержание 14 июля в Минске
Задержания в Минске 14 июля 2020 г.

После этого автобус с ОМОНом подъехал ближе. Люди стали группироваться в цепочку, в каждом ряду было от 7 до 10 человек. Первый ряд цеплялся друг за друга, второй брался за первый, третий за второй. «Я не видел, сколько за мной было людей, я был в первом ряду».

«Меня брали трое»

Автобус остановился прямо напротив людей в цепочке. В нём, по словам Андрея Кохана, сидели люди в форме и в штатском в черных масках.

«В один момент мы просто колонной повернулись к автобусу, смотрели в глаза этих людей и стали кричать: «Ганьба!».

После этого раздалась команда, из автобуса вышел ОМОН и стал хватать всех. Слева и справа от Андрея были люди, за которых он держался, руки он зажал в замок.

«Меня брали трое в форме ОМОН, разнимали мои руки, вынимали из рук тех, кто стоял справа и слева от меня. Я пытался как-то сесть на землю, но они максимально крепкие ребята, в теле, натренированные, подготовленные. Могу сказать, что они сделали это очень профессионально. Так можно брать абсолютно любых бандитов, но мы не бандиты».

По словам Андрея, ему заломали руки за спину и лицом вниз повели в автобус. Туда заводили парней, девушек и людей постарше.

«Меня не били, но я видел, как били других. В автобус затащили человека, у которого кровь текла из ушей, и они продолжали его бить, когда он был в автобусе».

Читайте также: «Чацвёра з АМАП шпіталізаваныя, распачата крымінальная справа». Што міліцыя кажа пра акцыі 14 ліпеня

«Когда автобус заполнился, нас стали переводить в общий автозак, который стоял перед автобусом. Он был наполнен битком людьми. Мест не хватало, пришлось садиться на грязный пол. Мы поехали неизвестно куда. Окна были закрыты, не было ничего видно, жара ужасная. Открыли люк — было видно только небо».

«Малыш, меня задержали»

Ребята в автозаке пытались говорить с ОМОНом, узнавали причину задержания, говорили, что они один народ. Ответов на свои вопросы они не получили. Позже всех по одному стали переводить из общего автозака в другой — с камерами внутри.

«В автобусе и автозаке нам запрещали пользоваться мобильными телефонами. Когда нас переводили из одного автозака в другой, раздался звонок от моей девушки. Я под шумок поднял трубку и быстро сказал: „Малыш, меня задержали“. Камеры внутри скорее были похожи на металлические шкафчики для вещей. Там место для одного человека и сидение. Ко мне запихнули еще одного парня. Было ужасно жарко, но спасибо, что хоть включили вентилятор».

Акция протеста в Минске 14 июля 2020 г.
Акция протеста в Минске 14 июля 2020 г.

Задержанных привезли во двор РОВД, поставили лицом к стене: руки на стену выше головы тыльной стороной к стене, ноги шире плеч. Автозак развернулся и уехал за новой партией. На вопросы, как долго они будут здесь стоять, сотрудники милиции ничего не ответили.

«Меня привезли туда в районе 9 вечера, все вещи проверили, кепку, ключи, телефон, цепочку сложили в отдельный пакетик. На каждого человека было по такому пакету. Слева от меня стоял молодой человек 98 года рождения, справа 88-го, а дальше 79-го. Остальным людям визуально было до 27−30 лет. Были двое несовершеннолетних, которых отпустили через два часа». Уже темнело, люди так и продолжали стоять, не понимая даже в каком районе они находятся.

«Когда стало абсолютно темно, приехала еще одна машина с 30 задержанными. Суммарно мы услышали, что привезли 71 человека только в один РОВД».

6 часов лицом к стене с поднятыми руками

«Мы с парнями максимально сплотились. Кто-то из ребят говорил: о, у меня есть шоколадка. Мы предлагали ее сотрудникам милиции, но они отказались, разделили ее между собой. У кого-то была вода, мы всем передавали и пили по глотку. Мы сплотились как народ, не смотря на то, что мы в заключении».

Примерно спустя три часа всех по одному приглашали внутрь. Там сделали фото, записали ФИО, дату рождения, место работы и место жительства, взяли отпечатки пальцев. После чего снова выводили на улицу. Затем приехали молодые ребята в шлемах с дубинками. Андрей предполагает, что они были из какого-нибудь суворовского училища, потому что по росту, телосложению и голосу было видно, что им даже нет 18 лет. Почти за каждым поставили такого человека, чтобы следить. По словам Андрея, стоять было тяжело, силу ребятам придавали звуки сигналов машин и хлопков людей с дальних улиц.

Примерно в 2:30 ночи каждого с вещами вызывали по фамилии и просили подписать протокол. На руки ничего не дали. Была стопка протоколов задержания, соединенных скрепкой. Только после того, как Андрею пришло письмо, он узнал, что его вызывают в Отдел охраны правопорядка и профилактики правонарушений по статье 23.34 КоАП «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий».

«Никто из них не представился, не сказал причину задержания, никаких данных не было известно. Мы были даже не в тюрьме, и даже не в обезьяннике, мы стояли просто на улице. Не всех отпустили сразу. Назвали фамилии 7 человек, которые остались и продолжали стоять. Я был первый раз, возможно, поэтому меня отпустили».

«Когда я вышел, было 3 ночи. Только тогда я понял, что нахожусь не так далеко от дома. С 9 вечера до 3 ночи я стоял лицом к стене с высоко поднятыми руками, широко расставленными ногами неизвестно почему. Утром я пошел на работу, состояние у меня было ужасное. Рассказал всё начальству, меня поняли.

Мои друзья меня поддерживают, кто-то говорит, что я герой. Возможно, немного с преувеличением. Мама и близкие волнуются и переживают за меня. Но ведь мне здесь растить когда-то своих детей, мне здесь строить карьеру. В такой Беларуси я не хочу строить карьеру, не хочу заводить семью и рожать детей в такой Беларуси".

Читайте также:

Самый молодой журналист Hrodna.life. Закончила школу современной журналистики в Гродно. По образованию — экономист, но поняла, что хочет заниматься журналистикой. Специализируется на текстах об архитектуре, путешествиях, о людях и для людей.