В непростой ситуации оказалась семья из Гродно: у молодых людей Ирины и Саши (все имена изменены по просьбе героев статьи. — Прим. TUT.BY) уже трое детей, однако двух старших сыновей недавно изъяли. У органов опеки накопилось много претензий к родителям: у детей, мол, не было необходимой одежды, детского питания, отец на тот момент не работал, а весь доход семьи состоял из детских пособий. При этом семья снимала в городе квартиру, на оплату которой уходила большая часть дохода. 27 февраля Ирина родила третьего ребенка, дочь, которую также могут забрать, пишет TUT.BY.

В ситуацию вмешался Гродненский центр защиты жизни «РадзiМа», клуб многодетных родителей и представители православной церкви, которые решили помочь семье и настаивают на том, что младшего ребенка — новорожденную Алину — необходимо оставить с Ириной, а в идеале — вернуть и двух старших детей. TUT.BY разбирался в непростой ситуации.

«Маленький доход и отсутствие питания»

Ирина и Саша не пьющие, не гулящие, но в силу своего возраста — им по 21 году — и отсутствия житейского опыта попавшие в достаточно трудную ситуацию.

Первого ребенка Ирина родила в 18 лет. Пара, не расписавшись, сначала жила в одном из поселков Гродненского района, где была под присмотром районной опеки. Тогда семья первый раз попала в СОП. Были претензии: мол, условия для проживания маленького ребенка неподходящие, отец, имеющий гражданство России, фактически не работал, имел лишь непостоянные подработки, у семьи был маленький доход, а у ребенка не было необходимого количества питания.

Потом родился второй. Молодые люди переехали в Гродно, и ими занялась городская опека. Пара снимала квартиру, большая часть дохода (а это детские пособия) уходила на аренду жилья.

Проблемы нарастали как снежный ком.

В декабре прошлого года двоих малышей забрали в приют. Претензии к родителям были все те же: маленький доход, отсутствие еды для детей, грязь в квартире, безработный отец. Для семьи составили индивидуальный план решения проблем.

На тот момент Ирина была уже беременна третьим ребенком, и некоторые пункты плана выполнить она не могла по объективным причинам. Например, в документе, составленном органами опеки, значилось, что женщина должна устроиться на работу, где нельзя прогуливать и нарушать трудовую дисциплину, а также надо возмещать расходы на содержание детей, рационально использовать детское пособие, регулярно посещать детей в приюте и специалистов органов опеки, не совершать административных и уголовных правонарушений и по месту жительства создать приемлемые санитарно-бытовые и безопасные условия.

Отец детей тоже должен был официально трудоустроиться.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY
«Дом для мамы — Назарет». Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Ирина говорит, что все требования, которые к ней предъявляли, она старалась выполнять, загвоздка возникла только с трудоустройством: на момент изъятия старших детей она была на 26 неделе беременности. Когда сыновей забрали, выплаты детского пособия прекратились, за квартиру платить стало нечем — и молодым людям пришлось съехать из арендного жилья.

В конце февраля этого года родился третий ребенок — Алина, которая пока еще находится с мамой в роддоме.

У мамы есть жилье, и все вроде бы нормально, но детей не возвращают

По сути, выписывать новорожденную девочку было бы некуда, если бы в ситуацию не вмешался гродненский Центр защиты жизни, который предложил свой вариант разрешения ситуации.

В Гродно есть дом для матерей, оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах «Дом для мамы — Назарет». Основали его сестры католического ордена назаретянок. Именно здесь для Ирины и ее детей уже подготовлена отдельная комната, где есть все необходимое: детские кроватки, спальное место для мамы, стол, игрушки, одежда, коляска, памперсы. В доме есть кухня, игровая, все удобства, на улице — детская площадка. С мамой заключили договор на год с правом его продления до тех пор, пока Ирина не решит свои проблемы.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Монахини понимают, что самостоятельно что-то сделать на данный момент женщине будет трудно: на руках у нее, если двух старших сыновей отдадут обратно, будет трое детей. Поэтому в доме ей будут помогать продуктами и необходимыми вещами. Однако жить здесь Ирина может только без своего гражданского мужа — тот, в свою очередь, должен тоже приложить усилия для выхода из сложившейся ситуации.

Ирина говорит, что мужчина уже оформил все необходимые документы и устроился на работу в один из магазинов города. А пока они готовы жить отдельно — лишь бы вернули детей.

Ирина говорит, что еще до момента, когда старших сыновей забрали в приют, она просила помощи у опеки.

— Я думала, что они и существуют для того, чтобы помочь семьям, которые попали в трудную ситуацию. Однако получилось так, что я осталась без детей. Конечно, я как молодая мама могла совершить какие-то ошибки, я не все знаю.

Фото: Ольга Комягина, TUT.BY
Комната, где может жить Ирина. Фото: Ольга Комягина, TUT.BY

Позиция органов опеки

Про неорганизованность быта говорят и в администрации Октябрьского района Гродно.

— Семья проживала в съемном жилье, отец практически не работал. Единственным стабильным доходом было пособие на детей, из которого оплачивалась аренда жилья. Родители не могли удовлетворять основные жизненные потребности детей. Например, отсутствовала еда, предназначенная для питания детей раннего возраста. Взрослые не выполняли медицинские рекомендации, нерационально использовали денежные средства. Также отец привлекался к административной ответственности, — рассказывает председатель комиссии по делам несовершеннолетних, заместитель главы администрации Октябрьского района Гродно Жанна Грицкевич.

В опеке уверяют, что изъятие детей — крайняя мера и специалисты в этом случае делали все, чтобы ее избежать: разговаривали, консультировали, обучали молодых родителей элементарным навыкам ухода за детьми…

В июле и августе 2019 года они поднимали вопрос о необходимости признания двух детей нуждающимися в государственной защите, но все-таки дали время родителям, чтобы те могли решить все проблемы.

Однако ничего не происходило.

— Родители все наши замечания игнорировали, поисками другого жилья не занимались, все рекомендуемые варианты отклоняли и не рассматривали. И, к сожалению, положительной динамики мы не наблюдали. Никто сразу не забирает ребенка в приют. Мы все понимаем и ратуем за то, чтобы дети оставались с родителями, но есть и такие ситуации, когда изъятие — вынужденная мера, — говорит Жанна Грицкевич.

Ирина и Саша, кстати, родительских прав сейчас не лишены.

В органах опеки сомневаются, что женщина сможет самостоятельно ухаживать и за новорожденным ребенком, но решение об изъятии девочки должна принять специальная комиссия.

Мать уверяет: ошибки свои поняла, готова исправиться, к детям в приют раньше ходила практически каждый день, только вот сейчас не может: находится с маленькой дочкой в роддоме.

— Я без детей не могу, звоню им каждый день — плачем все вместе. Это очень тяжелая ситуация, которая выматывает и отнимает силы, — говорит Ирина.

Женщина рассказывает, что стоит на очереди как нуждающаяся в улучшении жилищных условий по месту прописки — в Гродненском районе. Ирина не скрывает: да, ей предлагали переехать в одну из деревень в какой-нибудь арендный дом, но там были неприемлемые условия для проживания детей, а также печное отопление.

— Я не умею обращаться с печкой. И, если честно, боюсь с таким отоплением угореть. Да и дома там были старые, деревянные. Непонятно, как там жить с маленькими детьми, — рассказывает Ирина.

Позиция Гродненского центра защиты жизни «РадзiМа»

И органы опеки, и представители церкви, и работники центра защиты жизни говорят, что ситуация сложная и требует индивидуального подхода. Но дальше в видении того, как можно все решить, мнения расходятся.

— Разлучать новорожденного ребенка с мамой нельзя, женщина кормит грудью. У нас есть клуб многодетных семей, члены которого готовы взять под патронаж эту семью. Мы видим в ней потенциал и верим в то, что все можно сделать с наименьшими потерями. Старших детей, конечно, надо вернуть маме. Все условия для их комфортного проживания созданы. Мы не очень понимаем, почему в сложной ситуации семью помещают в еще более сложное положение, — говорит координатор Гродненской епархии по вопросам защиты материнства и семейных ценностей иерей Александр Гук.

В Гродненском центре защиты жизни «РадзiМа» рассказывают, что мама обратилась за помощью к ним в январе этого года, когда старших детей уже забрали в приют.

— Дом для мам заключил с ней договор на год, с правом продления. То есть у мамы есть место, куда возвращаться с ребенком и где могут жить старшие дети. Так, в Дом для мамы несколько раз выписывали из роддома девочек, попавших в трудную ситуацию. Сюда приходила комиссия, которая обследовала условия жизни ребенка. В данном случае домик посетил только один специалист из органов опеки, который составил акт об условиях проживания — и они соответствуют требованиям, предъявляемым к выписке новорожденных, — говорит руководитель Гродненского центра защиты жизни «РадзiМа» Марина Волочкова. — Плюс когда детей изымают из семьи, пособие выплачивать перестают, да еще и родители должны будут оплачивать затраты на содержание детей в приюте. Получается, что человека с финансовыми проблемами ставят в еще более сложную ситуацию. Ирина и Саша не смогут тянуть все это, даже если вдвоем будут работать. А неоплаченные счета будут считаться невыполнением плана по защите прав несовершеннолетних. Получается такой замкнутый круг, из которого выбраться все сложнее.

На 25 марта назначена новая комиссия. TUT.BY будет следить за ситуацией.


У вас есть повод организовать праздник? Переходите по ссылке и в этой статье вы сможете узнать где можно приобрести гелиевые шары. Студия декора «Радуга» с радостью поможет в данном вопросе по минимальной цене и в короткие сроки.