На 79 жителей Гродненской области завели уголовные дела в связи с протестами после выборов президента 2020 года, подсчитали правозащитники центра «Вясна». В ноябре 2020 года государственные медиа писали о 200 уголовных делах, возбужденных в области после 9 августа. Репортерка Hrodna.life проанализировала особенности уголовных дел в Гродненской области.

По каким статьям судят участников мирных акций

Участников мирных акций судят по 15 уголовным статьям, посчитали правозащитники центра «Вясна».

Самые «популярные» статьи в Гродно и области в связи с протестами

— 342 УК «Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них» — 26 обвиняемых;

— 364 УК «Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел» — 29 обвиняемых.

Судебные заседания проходят по всей области: Гродно, Скидель, Новогрудок, Березовка, Лида, Сморгонь, Мосты, Волковыск, Слоним.

Судебная ширма

Еще одна примета политических дел в Гродненской области — потерпевшие и свидетели из ОМОН говорят об угрозе их жизни и здоровью. Просят применить меры безопасности, рассматривать дело, не показывая их лиц и не афишируя персональные данные. Адвокаты отвечают: обвиняемые и их родственники всё равно знакомы с материалами дела.

Уже на первом после выборов судебном заседании по ст. 364 УК потерпевший на судебном заседании «в целях безопасности» находился за ширмой и назвался псевдонимом. Следствие признало его потерпевшим после того, как 63-летний Юзеф Немеро дал ему пинок ногой в бедро на акции протеста 6 сентября.

Судебная ширма и телесные повреждения у обвиняемых. Как гродненцев судят по “политическим” статьям
Так в судах Гродно скрывают омоновцев — они выступают за ширмой. Фото: Елена Ковальчук

Также под псевдонимом и за ширмой в суде выступают свидетели из ОМОН. Например, так допросили свидетелей по делу Никиты Самарина, которого обвинили по той же статье.

На одном из заседаний потерпевшие давали показания через приоткрытые двери за спиной судьи. Вместо адреса прописки они указали адреса гродненских активистов. «Так пришло в голову и назвал…», — пояснил тогда потерпевший в суде.

Потерпевшие по «делу Тихановского» 8 февраля ходатайствовали о допросе в закрытом судебном заседании в связи с тем, что «дело получило общественный резонанс, и в их адрес начали поступать угрозы».

Судебная ширма и телесные повреждения у обвиняемых. Как гродненцев судят по “политическим” статьям
Очередь на первое судебное заседание по «делу Тихановского» 18 января. Фото: Елена Ковальчук

С ростом количества политических уголовных дел в суде также запретили фотографировать и снимать видео перед заседанием. В УВД Гродненского облисполкома сообщают, что изоляция лиц, содержащихся под стражей, подразумевает исключение контактов, в том числе визуальных. Еще весной 2020 года с этим у корреспондентов Hrodna.life не было проблем.

«Группой лиц по предварительному сговору»

Если в деле участвуют несколько человек, в обвинении указывают, что они действовали «группой лиц по предварительному сговору». Например, по версии гособвинения, гродненцы Дмитрий Фурманов, Владимир Книга и Евгений Розниченко еще в 2019 году планировали провокацию в центре Гродно с участием Сергея Тихановского 29 мая, заявил прокурор. В тот день блогера задержали, он находится под стражей уже девять месяцев

Некоторые акции, по версии гособвинения, привели к нарушению работы общественного транспорта. Например, из-за скопления людей на ул. Горновых 6 сентября автобусный парк понес потери в размере 20,10 рублей, троллейбусное управление — 51,59 рубля, сказала прокурор в суде.

Судебная ширма и телесные повреждения у обвиняемых. Как гродненцев судят по “политическим” статьям
Акция мирного протеста 13 сентября. Фото: Елена Ковальчук

При этом свидетели и обвиняемые иногда отмечают, что транспорт не мог проехать из-за того, что силовики и ГАИ перекрывали дорогу.

Сумма запрашиваемой компенсации доходит до 8000 рублей

Потерпевший по «делу Тихановского» милиционер Владимир Козловский заявил иск о компенсации морального вреда к обвиняемому Розниченко — на 8 000 рублей. «Средняя зарплата — тысяча рублей в месяц. На протяжении всего времени после случившегося, а именно восемь месяцев, в мой адрес и адрес моей семьи поступают угрозы физической расправы. И что ножом зарежут, по всем законам шариата разберутся».

Судебная ширма и телесные повреждения у обвиняемых. Как гродненцев судят по “политическим” статьям
Милиционер Владимир Козловский 29 мая 2020 года в Гродно. Фото: Руслан Кулевич

В среднем потерпевшие силовики просят компенсацию в 1000—3000 рублей. Один из потерпевших объяснил сумму тем, что плохо спал и поссорился с женой, другой — что крики «Фашисты!» причинили ему моральные страдания. На нескольких последний заседаниях потерпевшие просили компенсацию, которая им предназначается, отправить в детский дом.

Закрытые суды

В закрытом судебном заседании рассматривались дела об оскорблении президента (ст. 368 УК). Так судили Юрия Панасюка и Дмитрия Черепко. Также так судили Витольда Ашурка, Евгения Винчу, Виктора Царикевича. В некоторых случаях судьи ссылались на распространение коронавируса.

Ст. 114 Конституции Республики Беларусь устанавливает, что разбирательство дел во всех судах открытое, а слушание дел в закрытом судебном заседании допускается лишь в случаях, определенных законом, с соблюдением всех правил судопроизводства. Ч.1 ст. 2.14 ПИКоАП, ст. 17 ГПК, ст. 23 УПК раскрывает данную норму Конституции и устанавливает четкий перечень оснований для проведения дела в закрытом режиме.

У обвиняемых — операции и травмы, у потерпевших — синяки

Никита Самарин. После задержания 5 октября Никиту Самарина бросили в микроавтобус в наручниках, затянутых выше кистей на запястье — у него остались шрамы от резаных ран. Прямо в автобусе Самарину обрезали длинные волосы — ножом.

Алексей Лапа. После встречи с ОМОНом обвиняемому по ст. 364 УК Алексею Лапе делали операцию на нос и челюсть в наручниках.

Игорю Лозовику с черепно-мозговой травмой перед госпитализацией дали подписать протокол об административном правонарушении.

Сергей Римша. «Как отъехали с Советской, меня колошматили, разбили всё, левое ухо до сих пор туговато слышит <…> Как мешок, как боксерская груша», — говорил о своем задержании Сергей Римша. «Высокий суд! Я до сих пор, как и многие присутствующие, нахожусь в недоумении, и даже немного шокирован, тем, что я всё ещё остаюсь в роли обвиняемого, а не потерпевшего в результате физических действий сотрудников ОМОН», — сказал он в своем последнем слове.

Юзеф Немеро. «Если бы вы не убежали, то мы бы сейчас не разговаривали», — передал слова силовиков на суде Юзеф Немеро, которого задержали через месяц после акции.

Судебная ширма и телесные повреждения у обвиняемых. Как гродненцев судят по “политическим” статьям
Алексей Лапа после избиения 11 августа 2020 года. Ему делали операцию в наручниках. Фото: предоставлено героем

Сергею Римше, Алексею Лапе и многим гродненцам в ответе на заявление из Следственного комитета сообщили, что в возбуждении уголовного дела отказано. При этом у потерпевших, как правило, синяки и кровоподтеки.

Гродненцам отказывают в возбуждении уголовных дел против силовиков. Почему все равно важно жаловаться на пытки

Судят «дважды»

Несмотря на обвинение по уголовной статье, некоторых гродненцев за те же события осудили по административным статьям. Чаще всего это 23.34 КоАП (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий) и 17.1 КоАП (Мелкое хулиганство). По белорусскому законодательству это запрещено.

Слишком мягкие приговоры

— Совместно с правоохранительными органами сейчас принимаются самые решительные меры к тому, чтобы пресекать любые попытки радикальных действий со стороны граждан. <…>Хочу сразу сказать, что государственные обвинители по этим и другим делам, связанным с нарушением общественного порядка, ориентированы на поддержание государственного обвинения в части того, чтобы просить суды назначать максимальные меры наказания, — говорил ранее генеральный прокурор Андрей Швед.

Гособвинители в Гродно так и поступают: они посчитали слишком мягкими приговоры по делам Юзефа Немеро, Никиты Самарина и Дмитрия Зимницкого.

Некоторых обвиняемых заключили под стражу с момента задержания, некоторых — после объявления приговора в зале суда. Некоторые обвиняемые покинули страну, не дожидаясь судебного рассмотрения.

Не умею писать автобиографии, вместо этого пишу об активистах, политиках, людях с инвалидностью и благотворительности.