Юлия Кульба (известная в тату-индустрии как Pipetka) живет в деревне Адамовичи, недалеко от Гродно. В начале 2021 года к ней обратился ксендз из местного костела. Он просил помочь восстановить барельефы и панно в храме. Юлия никогда не работала с религиозными предметами, но согласилась взяться за новую для себя работу. Тату-мастер рассказала корреспонденту Hrodna.life, как она работала в костеле.

Новый опыт

Настоятель костела в Адамовичах решил, что нужно отреставрировать старинные барельефы на стенах и панно. Последний раз ими занимались около 60 лет назад.

В деревне живет около 100 человек и все знают, кто чем занимается. Сосед Юлии рассказал ксендзу, что она — художница. Действительно, Юлия не только опытная тату-мастерица, также она пишет дома картины.

Тату-мастер из Гродно помогла восстановить барельефы и панно в костеле
Юлия возле костела в Адамовичах. Фото из личного архива Юлии

«Они обратились ко мне. Я с радостью приняла предложение, — рассказывает Hrodna.life Юлия. — Для меня это первый такой опыт, интересный. Работа на благо не только костёла, но и людей, которые сюда приходят».

Читайте также: «Мая карціна пранятая болем». Гродзенка распавяла пра малюнак, які стаў адным з сімвалаў пратэсту ў Беларусі

Последний раз реставрировал бывший узник советского лагеря

К работе в костеле Юлия привлекла сестру — художницу по образованию. Им нужно было восстановить красочное покрытие барельефов — 14 сцен муки Христа, так называемый «Крестный ход». А еще отремонтировать сколы и восстановить отбитые элементы.

По ходу реставрации Юлия узнала историю костела, который был построен в 1854 году. Ей запомнилась история ксендза Орловского. В 1940-х он был в Армии Крайовой (АК), которая боролась с немецкими оккупантами, а позже и с советской властью. Священника приговорили к расстрелу, но каким-то чудом смертную казнь заменили на 25 лет лагерей в Коми. Ксендз отсидел 7 лет и в 1950-х годов вернулся в своей костел, занимался его восстановлением. С ним был приятель из ссылки, он и реставрировал барельефы и панно последний раз. Он был уже слаб и не смог закончить работу.

Ксендз Казимир Орловский родился в 1914 году. Рукоположен в 1939. Капеллан АК, принял присягу под псевдоним «Дружыновы». Арестован 5 июля в 1950 за антисоветскую пропаганду. Подозревался в укрытии партизан. Вернулся из лагерей в 1955 году. Умер в 1987.

«Панно выглядело практически законченным, я убирала только облупившуюся штукатурку, подкрасила там, где нужно было. Немного прописала мордочки овечкам, они были только намечены. Но после предложила ксендзу сильно панно не трогать, чтобы осталось все максимально как при авторе».

Юлия с сестрой работали в костеле неделю, исключительно при дневном освещении.

Татуировки и религия

«Отношение костела к татуировкам вполне себе умеренное, — говорит Юлия. — Может и не одобряют, но и запрета на них нет. Многие христианские церкви практикуют религиозную татуировку. А запрет, пожалуй, есть только в православной церкви. И то, им пользуются больше консервативные батюшки».

Юлия говорит, что нужно понимать откуда у запрета «растут ноги». В книге Левит, 19:28, указано: «Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен». Связан этот запрет с дохристианской традицией у язычников-евреев — во время погребения ближних они делали надрезы на своём теле и окропляли кровью тело умершего.

«Вообщем, не такой уж и актуальный запрет. Тату-мастер может, вполне, поработать с религиозными изображениями. Я уважительно отношусь к канонам и традициям всех религий. Да и, кроме того, у меня же два художественных образования. Я же в конце концов ещё и художник в традиционном понимании этого слова».

Юлия Кульба реставрирует панно над входом в костел. Фото из личного архива Юлии
Юлия Кульба реставрирует панно над входом в костел. Фото из личного архива Юлии

В своем творчестве как тату-мастер с религиозной тематикой Юлия сталкивается не часто. Как правило, делают такие татуировки католики. Это могут быть изображения Девы Марии, Иисуса, креста, ладоней молящейся, ружанца, ангелов, религиозные надписи на латыни. Православные, как правило, ограничиваются надписью «Спаси и сохрани» и изображением распятия.

Читайте также: Бежать, сводить или набить еще одну. Владельцы БЧБ-татуировок, — о возможном признании такой символики экстремистской

Связаться с настоятелем костела в Адамовичах, чтобы спросить о его впечатлении от работы Юлии, журналисту Hrodna.life не удалось. Священник не брал трубку по двум номерам телефона в течение нескольких дней.

Репортер, фотограф, краевед. Самый быстрый журналист Гродно на велосипеде. Руслана и его велосипед знают многие горожане: от чиновников до бомжей. Во время службы в армии был разведчиком, а теперь доказывает, что разведчик бывшим не бывает. Работает в Hrodna.life с 2013 года, когда сайт еще работал под брендом «Твой стиль». В конце 2018 выпустил книгу «Город один, воспоминания разные», где собрал воспоминания гродненцев о 1930−40-е годы.