В 14.00 6 сентября в центре Гродно был запланирован очередной марш несогласных с действиями властей горожан. Протестующие собирались в шести точках города, чтобы дойти на Советскую площадь. Уже на этом этапе начались жесткие задержания в разных частях города. Колонну, которая смогла собраться на площади Советской и шла в сторону ТРК «Trinity», окончательно разбили на проспекте Янки Купалы. При задержаниях и мужчин, и женщин душили, тащили их по асфальту и распыляли газ прямо в лицо. Позже пресс-служба УВД Гродненского облисполкома сказала Hrodna.life, что милиция не избивала людей, а ОМОН имеет право на применение силы и спецсредств.

Редакция Hrodna.life собрала истории задержания от очевидцев. Двое из трех пожелали остаться анонимными, так как боятся преследования со стороны силовиков.

«С удовольствием втоптал в грязь кепку одного из задержанных»

— Мы шли от ТЦ «OldCity», человек 50−60. Милиция нас сопровождала до госпиталя. Когда мы увидели, что дорога перекрыта, свернули на ул. Островского. И тут подъехал микроавтобус, автозак и «легковая» милиция.

Мы в сцепку. ОМОН начал мужчин вытаскивать. Я впервые это вблизи увидела. Жутковато было. Меня как-то сразу отодвинули. Мужиков мимо меня в автозак таскали. Бить не били, просто тащили жёстко.

Марш единства в Гродно 6 сентября

На территории больницы шла женщина с мужем и мальчиком лет 10. Она так кричала. Её ребенок испугался «черных дядей».

Эти «черные дяди» и три-четыре тети были как-то зверски настроены. Там дедушка был с палочкой. Всё говорил: «Что же вы творите». Один из ОМОНовцев почему-то по-украински сказал: «Идь, диду, до дому». Впечатлило, как один из ОМОНовцев с удовольствием втоптал в грязь кепку одного из задержанных.

Взяли они человек 10−12. Потом уехали. Моего сына потом возле Бреста забирали, уже вечером. Не жёстко. А в РОВД (Октябрьского района — Hrodna.life) вообще всё вежливо. Протокол написали и отпустили. Вечером был дома.

«Меня ударили в живот с вопросом, хочу ли я перемен»

— Мы шли на ул. Горновых, около «Молочного мира». С двух сторон на перекрёстке перед мостом был ОМОН. Я был в первых рядах сбоку, на меня набросился сотрудник ОМОНа, прибежавший со стороны поликлиники.

Перед мной стояла жена, он схватил меня за шею и начал тянуть. Жена и какая-то женщина в возрасте пытались меня отбить, потом мы упали, жена на меня. Она держала меня за ноги, её другой ОМОНовец поднял за ноги и руку и отбросил на тротуар, а на жену — женщину в возрасте.

Марш единства в Гродно 6 сентября

Меня закрутили и повели к автозаку. Около автозака меня ударили в живот с вопросом, хочу ли я перемен. Когда я уже сидел в автозаке, завели двух девушек, одной из них было плохо, она держалась за голову и просила помощи, но через какое-то время она упала в обморок и сильно ударилась о металлический пол.

Нас повезли на Гая (на Гая, 4 находится Октябрьский РОВД — Hrodna.life), её вытащили за руки и больше я о ней ничего не знаю. Нас поставил стоять у стены примерно на 2 часа, потом стали составлять протоколы. Я вину признал и ничего не отрицал. В РОВД и автозаке больше не били. По итогу у меня рассечен нос, опухла рука и разные ушибы. Забрали нас около 13.00, а выпустили около пяти часов. Жене порвали джинсы, на ноге рана до крови, синяки по телу всему и, от того, что упала женщина на неё, болят ребра.

Девушка показывает вещи, которые были утеряны при задержании

Протокол составили, суд назначили. Считаю, жалобу писать бесполезно. Они за убийство не возбудили дело, а тут синяки всего.

«Я потерял сознание — очнулся в бусе на полу»

— 6 сентября около 13.00 мы, человек 30, выдвинулись с ул. Советских пограничников. Мы перешли по ул. Горновых на сторону, где кафе «Колобки». Нам сказали, что идет колонна со стеклозавода. Решили пойти ей навстречу. Мы шли по левой стороне, где возле частного сектора есть перекресток. Оттуда вылетел автозак и нам перегородил дорогу. Сразу за автозаком вылетел бус. Я шел в первых рядах. Думаю, убегать уже не буду.

В первых рядах одни девчонки почему-то оказались. Мы с девчонками взялись в сцепку. И всё. Два ОМОНовца мне заломали руки, третий начал душить. Я потерял сознание — очнулся в бусе на полу. Мне еще ногой наступили на спину. Без сознания был недолго — наверное, из-за того, что он сильно схватил меня за шею. Сколько точно был без сознания, не могу сказать. Я сказал: «Убери ноги, я встану».

Андрей Богдевич во время задержания потерял сознание. Фото: Елена Ковальчук

Забрали пару человек из нас. Потом всех «перекинули» в автозак. Мы кружили на кольце филармонии — чуть-чуть было видно в окно. Постояли, и начали людей закидывать. Напомповали полный автозак: где должно было быть четыре человека, было восемь.

Закинули парня — у него, скорее всего, была переломана рука, вторая — в крови. Лица разбиты были у многих. Было две девушки — одной прямо в автозаке стало плохо. Она упала, но ей никто помощь не оказывал. Мы орали, кричали, ломали, бились: «Вызывай скорую!». Один ОМОНовец метался и говорил: «Я не могу, я не могу, у меня приказ». Ее подняли, на лавочку положили. И повезли на Гая — но это долго.

На Гая я аж удивился: «хотите покурить — покурите», «хотить попить — попейте». Вывели из автозака, милиционеры разобрали по 1−2 человек по кабинетам, и опрашивали нас. После опроса им поступила команда отобрать у всех телефоны — это я слышал, и выпускать не раньше 16.30. Нас опросили, спустили на первый этаж, в камеры не сажали. Отпустили.

Я потом ездил в БСМП: мне болела шея, голова, давление высокое было. Протокол составлен. Повестка придет, будет суд.

Читайте также: Десятки задержаний, газ и удушения. Как протестовал Гродно 6 сентября

Не умею писать автобиографии, вместо этого пишу об активистах, политиках, людях с инвалидностью и благотворительности.