Соседи в Волковыске подрались после разрешенного митинга. Мужа и жену, которые ходили на протесты, судят за насилие над милиционером. Суд Волковысского района начал рассматривать дело 19 ноября, пишет «Радыё Свабода».

Подрались после слов про фашизм

События, которые рассматривают в суде, произошли вечером 15 августа в частном секторе Волковыска. Участниками конфликта стали две семьи соседей, что живут через дорогу. Супруги Олег и Анастасия Фомины вернулись тогда домой с разрешенной протестной акции. Через дорогу соседи Ивановы собрались большой компанией на юбилей отца. Олег Фомин из окна увидел милиционера Вячеслава Иванова, который гостил у родителей. Фомин вышел из дома, подошел к соседям и сказал что-то про фашизм. После этого между двумя мужчинами завязалась драка. На шум прибежали родственники с обеих сторон и другие соседи.

Алег Фамін са сваёй адвакаткай
Олег Фомин со своим адвокатом

В конце концов пострадавшим оказался милиционер Вячеслав Иванов. Обвиняемые — супруги Олег и Анастасия Фомины. Олег с того дня под стражей, сейчас он в СИЗО в Гродно. Согласно статье 364 Уголовного кодекса им грозит до 6 лет лишения свободы.

Пострадавшему Вячеславу Иванову 33 года. Работает в Волковысском РОВД старшим инспектором профилактики. Имеет юридическое образование. Женат, есть сын.

Обвиняемому Олегу Фомину 46 лет, он тренер по футболу, предприниматель. 37-летняя Анастасия Фомина — ветеринар по образованию, работала микробиологом на крупном предприятии, недавно занялась стрижками для собак. В семье растет 10-летняя дочь.

На суд пришел полный зал

На суд собрался полный (с учетом «коронавирусной» рассадки) зал, родственники с обеих сторон и просто жители города, чтобы поддержать фигурантов. Олег Фомин был в стеклянной клетке, рядом с ним лежали несколько кип бумаг, вероятно, по материалам дела. Ему было плохо слышно, поэтому он все время подходил к щелей в клетке и выставлял ухо или лицо, чтобы получше слышать, о чем речь. Рядом с ним на первой скамье в зале сидел пострадавший Вячеслав Иванов. Адвокатов имеют только Фомины.

Дело рассматривает судья Николай Талашко.

На судзе над Фамінымі. На першым пляне Анастасія Фаміна. На першай лаве зьлева пацярпелы Вячаслаў Іваноў
На суде над Фомиными. На первом плане Анастасия Фомина. На первой скамье слева потерпевший Вячеслав Иванов

Мать Олега Анна Ивановна почти все заседание плакала, вздыхала и вслух повторяла, что это ложь. «Бессовестная ты, Катя», — сказала она соседке, которая проходит свидетельницей по делу. Судья несколько раз прерывался на речи по поводу поведения в суде. В перерывах некоторые представители двух семей продолжали говорить между собой и обсуждать конфликт как хорошие знакомые. Семьи остаются соседями. Все стороны сходились на том, что раньше они жили без споров, но и без дружбы: «Привет», «Пока».

Официальная версия

По словам государственного обвинения, Фомины «действовали в группе» и побили Иванова «из-за мести за выполнение служебной деятельности», а также чтобы «воспрепятствовать законной деятельности сотрудника внутренних органов». Как следует из материалов дела, Иванов должен был обеспечивать общественный правопорядок, выявлять и задерживать граждан, которые принимают участие в несанкционированных мероприятиях в период президентских выборов и после них.

Праз чатыры дні пасьля канфлікту начальнік Ваўкавыскага РАУС выказаўся пра інцыдэнт у раённай дзяржаўнай газэце
Через четыре дня после конфликта начальник Волковысского РОВД высказался об инциденте в районной государственной газете

По официальной версии, Олег Фомин толкнул Иванова и ударил его не менее 8 раз по голове и телу, а также брал того в удушающий прием. Анастасия Фомина, по гособвинению, вырвала из забора деревянную штакетину и била ей Иванова, а также наносила удары рукой и неизвестным предметом по голове и телу, всего не менее 9 раз. В итоге, по документам, Иванов получил закрытую ЧМТ, сотрясение мозга, повреждение уха, ссадины и синяки на теле, «что вызвало краткосрочное нарушение здоровья». Какие повреждения получил Фомин, в обвинении не говорится.

Ни Фомин, ни Фомина своей вины не признали.

Версия обвиняемого Фомина

Олег Фомин рассказал, что 15 августа вернулся домой с разрешенного митинга. Они с женой сели ужинать. Через окно своего дома он увидел на улице Вячеслава и его родителей, поэтому решил продолжить акцию и рассказать соседям, что они также могут принять в ней участие. Он вышел на улицу в одних шортах, босиком, перешел дорогу около своего дома не по пешеходному переходу, подошел к дому Ивановых, несколько раз выкрикнул «Жыве Беларусь!» и критически высказался о силовые структуры. В ответ от матери милиционера услышал слова: «Подонок, подонок, подонок».

Алег Фамін перад судом
Олег Фомин перед судом

После этого Фомин, из его показаний, развернулся и пошел домой. Однако Иванов задержал его за плечо и ударил кулаком в нос. Пошла кровь, посыпались «звездочки» из глаз. Сам Фомин отлетел на проезжую часть. Он вернулся к Иванову, после этого мужчины начали бить друг друга. Иванов схватил Фомина за шею в удушающий прием, пригнул его на 90 градусов и продолжал бить. Потом Фомин услышал голос неизвестного человека: «Дай я!» и почувствовал сильный удар по пояснице. Он схватился за забор, чтобы защитить спину. По его мнению, его продолжали бить уже другие несколько человек. В какой-то момент они подались вместе вперед, и забор сломался. Своей жены во время драки Фомин почти не видел. Говорит, та пыталась оттащить его за руку.

Фомин признался, что накануне подходил к родителям Вячеслава Иванова и говорил им, что их сын фашист. Предложил обращаться к нему за помощью, если Вячеслав будет их обижать. Сказал так, потому что видел, как Иванов ранее бил девушек на протестных митингах. Обвиняемый вспомнил, как Иванов во время одного из митингов подошел к нему и сказал: «Зачем вы в Волковыске ходите? Езжайте в Минск, там ходите на акции».

После задержания, по словам Фомина, он стоял в РОВД на коленях, из носа лилась «кровища», ему не оказывали медицинской помощи.

Версия обвиняемой Фоминой: «Забор не трогала»

По словам Анастасии Фоминой, муж за ужином увидел через окно Иванова и со словами: «Пойду скажу, что он фашист», вышел из дома. Она вышла почти сразу вслед за ним, увидела драку, которую не знает, кто начал. Сначала не вмешивалась в конфликт. Сказала жене Иванова, чтобы и та не лезла, потому что и ей «прилетит». Однако когда увидела, что у мужа течет кровь и что он уже хрипит, несколько раз ладонью ударила Иванова по спине. Потом со двора Ивановых вылетели много людей и продолжили бить Фомина, ее саму оттолкнули подальше. Она слышала, как одна из родственниц Иванова сказала ей тогда: «Ты останешься одна». Анастасия сама кричала: «Отпустите его. Идите все к черту».

Анастасія Фаміна перад судом
Анастасия Фомина перед судом

Анастасия опровергла, что ломала забор и била соседа штакетиной. Говорит, что даже не прикасалась к забору, а эту версию впервые услышала в РОВД, когда жена Иванова Екатерина громко давала показания.

От мужа она раньше слышала высказывание о Ивановых, что «они родили фашиста». Однако женщина говорит, что ввязалась в конфликт не из-за мести за деятельность милиционера, а потому, что испугалась за жизнь мужа.

«Есть ли у вас вопросы?» — спросил судья у Фомина после рассказа Анастасии.

«Я только скажу, что я люблю свою жену», — ответил Фомин.

Версия пострадавшего милиционера: потребовал 2 тысячи рублей компенсации

По версии Вячеслава Иванова, он заехал поздравить отца. Потом вышел из дома, чтобы идти на работу, проводила его жена. Вскоре он увидел, как Фомин быстро идет к нему. Тот сказал, что Иванов фашист, его родители родили фашиста, и таких они будут убивать. Иванов ответил, что если Фомин продолжит угрожать, то им займутся соответствующие органы.

Вячаслаў і Кацярына Івановы
Вячеслав и Екатерина Ивановы

Драку, ну мнению Иванова, начал Фомин. Потом якобы схватил его за шею, они «немного упали», продолжили борьбу на корточках. Кровь на лице Фомина, по версии Иванова, появилась, вероятно, когда они «немного упали». К тому же он услышал, как Фомин сказал своей жене тоже бить Иванова. После этого Иванов почувствовал, будто кто-то бьет его каким-то предметом, а не рукой. Потом у него оказалось порванным ухо. Он решил, что это от гвоздя на штакетине с забора.

Адвокаты обратили внимание на много противоречий в первоначальных показаниях Иванова и его ответах на суде. На повторные вопросы, или душил его Фомин, Иванов давал разные ответы в течение допроса.

«Я с девятого [августа] был в группе информирования, был рупор и полка. При чем здесь фашист? У меня не было касок, бронежилетов. Я никого не задерживал», — объяснил Иванов.

Он признался, что не успел ознакомиться с делом, не было времени через работу, «даже заключение экспертизы до конца не дочитал».

Суд выяснил, что Иванов учился заочно как милиционер. На работе он периодически сдает нормативы по физической подготовке, знакомился «только с азамі» рукопашного боя.

«Я правильно вас понимаю, что Фомин застал вас врасплох и вы не смогли дать ему отпор?», — адвокат Фомина пыталась выяснить, обладает ли Иванов приемами нейтрализации преступников.

«Я просто не ожидал такой агрессии», — ответил Иванов.

На ганку суду справа Вячаслаў Іваноў, зьлева маці Алега Фаміна Ганна Іванаўна размаўляе з Кацярынай Івановай
На крыльце суда справа Вячеслав Иванов, слева мать Олега Фомина Анна Ивановна разговаривает с Екатериной Ивановой

Он заявил в отношении Фомина гражданский иск на компенсацию морального вреда в размере 2 тысячи рублей.

«Мой ребенок до сих пор говорит: «Папа, не ходи на улицу один», — рассказал про свои моральные страдания Иванов.

Версия жены милиционера Иванова: «Мы вас всех будем убивать»

По версии Екатерины Ивановой, жены пострадавшего милиционера, Фомин подошел к ним в тот вечер и сказал: «Ты фашист, родители фашисты. Мы вас всех будем убивать». Большинстве событий Иванова не помнила или не видела, хотя во время драки находилась рядом, за исключением того момента, когда побежала в дом звать родственников.

Суд працягваецца. Дапытваюць сьведак канфлікту.
Суд продолжается. Допрашивают свидетелей конфликта