«Ужасно грустно, что сейчас это все затянулось и не понятно чем закончится», — сказала актриса Саша Бортич о ситуации в Беларуси в интервью Юрию Дудю, опубликованном 18 февраля. Во время записи актриса говорила о «Гродно Азот», своем письме Тихановскому и про «совок в плохом смысле». Корреспондент Hrodna.life записала самые важные цитаты из интервью.

Про выход на улицу 23 января в России

Я очень сложно переживаю насилие, которое происходит. По поводу чего я записывала видео и почему я выходила, это тоже насилие. Смотреть на конкретное беззаконие и молчать я не смогу, наверное. Мне кажется, что очень много людей в тот день вышли не по поводу него [российского политика Алексея Навального — Hrodna.life], а вообще в принципе. Я не хочу бояться, меня бесит, что я прохожу мимо чуваков в касках и мне реально страшно. Я это испытала, я не хочу, чтобы так было, чтобы я боялась.

Про политику

Естественно, чтобы понять какие-то вещи, нужно повзрослеть, понять что к чему. Когда мне говорят: ты актриса, зачем ты открываешь рот? Ну я же не просто актриса, я же здесь живу. Что мне теперь нельзя высказывать свою позицию? Я не хочу, чтобы происходило насилие. Это самое главное, когда ты не можешь быть спокоен и не чувствуешь себя в безопасности.

О Беларуси

Я в школу пошла в Москве, мы переехали накануне моих семи лет. Я родилась там, я ездила на лето к бабушке, потом я подросла, ездила сама. Никогда это [Беларусь] не было чужим местом.

Актриса Саша Бортич: Беларусы — очень терпеливый народ, но когда он нарисовал 80%, они такие: «Чувак, нет»
Саша Бортич дает интервью Юрию Дудю. Скриншот Hrodna.life

О том, что произошло в Беларуси в августе

Я охренела. Я ехала вся в слезах, я возвращалась из Екатеринбурга в Москву поездом с ребенком. Интернета нет, мне мама что-то присылает, как раз 9−10 числа все началось. Когда в самый первый раз люди вышли, я была просто в шоке. Я была в шоке и ужасно горда, преисполнена таким чувством восторга людьми и одновременно испытывала очень сильную боль. Горда за то, что беларусы очень терпеливый народ, они столько лет терпели вообще всё. Но когда он нарисовал 80%, они такие: «Чувак, нет».

Про заводы и «Гродно Азот»

А ты видел видео с заводов? Это моё любимое видео, когда они пытались это всё потушить. И чуваки делали так: кто голосовал за Тихановскую? Встаем. И все встают! И начинают орать: «Три процента!» Я сейчас опять разрыдаюсь, но это так охрененно. И когда я вижу «Азот» — гродненский наш завод, и на «Азоте» люди тоже… И ужасно грустно, что сейчас это все затянулось и не понятно чем закончится.

Про письмо Тихановскому

Я написала Тихоновскому. Я помню, я в пять утра встала кормить ребенка, и пока он засыпал, я открыла инстаграм и в [одном telegram-канале — Hrodna.life] было: напишите Тихоновскому. И в этот момент, я в пять утра села, написала и на следующий день пошли и отправила. Я была уверена, что оно не дойдет. И когда мне пришел ответ, я просто охренела. И это опять, трепет, слёзы. Все истории с Сашей Бортич заканчивается слезами.

Там же очень опасно, цензура. Не понятно, что они посчитают за оскорбление. Я старалась написать бытовые вещи. Я написала, что у меня скоро день рождения, что моему ребенку три месяца, что я родила, что переехала в Москву. В начале я написала, что я Саша Бортич, не знаю знаете вы меня или нет, но на всякий случай, если вдруг вы слышали про «Полицейский с Рублёвки», то это я там. А в конце слова поддержки.

Актриса Саша Бортич: Беларусы — очень терпеливый народ, но когда он нарисовал 80%, они такие: «Чувак, нет»
Саша Бортич. Скриншот Hrodna.life

Что ответил Тихановский

Он классно ответил, тоже просто. Написал про то, что много людей пишут с разных стран и из России много людей пишут, поддерживают. Он еще обвел свою руку, что можно сравнить с рукой Санька моего мелкого [Сына Саши Бортич — Hrodna.life]. Я ему еще написала, что говорят, что на меня похож, но эльфийские уши точно мои. Он сказал, что эльфийские уши это круто.

А что не так с Лукашенко?

Я бы тоже знать хотела, что с ним не так.

Я опять так же очень конкретизировать не могу, потому что я не политолог, я не разбираюсь в этом всем. Я могу сказать, что я вижу. Люди живут не очень хорошо, работы нет, зарплата средняя — $ 300, это что вообще такое? О чем можно говорить? Беларусы такой народ, он тут не при чем. Приятные ребята, разуваются, чтобы стать на лавочку. Это же не он сделал. И ужасно жаль, что такая страна, очень красивая, очень классно расположенная, но… там совок. Совок в плохом смысле, что все неразвитое.

Про политические истории

С этим сложно справляться, потому что ты делаешь, делаешь, делаешь и ничего не происходит. И ты такой: что мне еще сделать? На самом деле, делая больше, ты делаешь меньше.

Про фонд «Шалаш»

Я трудный ребенок считаюсь. Я попечитель фонда «Шалаш». Мне кажется это очень важным, потому что трудные подростки — это не трудные дети, это дети, которым трудно. Это манифест нашего фонда. И это правда так. У фонда есть большой, крутой план на 10 лет. Смысл такой, чтобы у учителей было понимание и инструмент что делать с такими детьми.

Про буллинг в школе

Я достаточно дерзкая была. Я не могу сказать, что я напрашивалась и получала. Просто я каталась на скейте, ходила в рок-футболках, я на полном серьезе спорила со своими одноклассниками, которые говорили, что я тупая, потому что читаю книги.

У меня была неприятная история с дракой, когда меня практически отвели туда и все смотрели, а я говорила, что не хочу драться. Это очень неприятно. Все смотрели и снимали на телефоны. И еще меня на выпускном ударил одноклассник по лицу тыльной стороной ладони. Очень сильно меня не любил. Девочка встречалась когда-то с ним, потом мы перешли в 11 класс, она с ним рассталась и за лето мы с ней подружились. Потом она снова начала с ним встречаться и они вместе начали меня унижать. Например на ОБЖ я читала доклад, он поднимает руку и начинает задавать глупые вопросы про картошку, потому что я из Беларуси. И на выпускном я танцевала вместе в компании с этой девочкой, он подходит, разворачивает ее, и я слышу, как он говорит: Не надо с Бортич тусоваться. Я говорю: эй, ну ты чего? он разворачивается и ударяет.

Самый молодой журналист Hrodna.life. Закончила школу современной журналистики в Гродно. По образованию — экономист, но поняла, что хочет заниматься журналистикой. Специализируется на текстах об архитектуре, путешествиях, о людях и для людей.