Дом, в котором живет семья дизайнеров Варкулевич, пристроен к стене кармелитского монастыря. Квартире почти 120 лет. Она находится в самом центре Гродно. Внутри много книг, коллекция старых бутылок и картины гродненских художников. Кореспондентка Hrodna.life узнала, как живётся в доме с историей и кто помогает гродненцам находить «свои» квартиры.

В проекте «Мой дом в Гродно» Hrodna.life собирает самые необычные истории людей, их квартир и домов.

Мостовая, 37: монастырь, казармы и общежитие

В центр Гродно семья Варкулевичей переехала в 2004 году. До этого жили в трёшке на Девятовке. Жить в центре решили после того, как во время трехдневного снегопада Девятовку завалило так, что было невозможно добраться до магазина.

У многих гродненцев Мостовая, 37 ассоциируется с нынешним зданием «Приорбанка» — бывшим кармелитским костелом. Даже таксисты не всегда знают, что за фасадом банка скрывается жилой дом.

Между 1738—1765 годами на этом месте построили здание в стиле позднего барокко — костел и монастырь кармелитов. С левой стороны от костела располагался монастырь с 26-ю кельями. Под зданием монастыря размещались подвалы. В 1843 году монастырь закрыли и передали здание военному ведомству. В 1903 году начали строительство военных казарм Гродненского крепостного батальона. Костел тогда разобрали до самых подвалов. Позже казармы перестроили в общежитие, а в советские годы — в двухквартирный жилой дом. При реконструкции в 1995 году две большие квартиры превратили в 18 маленьких.

«Квартира была безумно страшная…»

«Я начала искать квартиры и зашла в эту. Она была безумно страшная, совершенно с чудовищными обоями, жалюзи… Но когда я увидела техпаспорт, просто подпрыгнула до потолка, — вспоминает Ирина Варкулевич. — В квартире нет несущих стен и их не было по проекту, это был первый дом с монолитными перекрытиями. Есть две несущие колонны, на которых лежат балки, а на них уже потолок». Это и привлекло дизайнерку. Семья обменяла трехкомнатную квартиру в спальнике на двухкомнатную в центре не задумываясь.

Площадь квартиры — 84 квадратных метра, высота потолков — 3,20 метров, толщина стен — 60 сантиметров.

Сейчас у меня в продаже 20 квартир в исторической части Гродно. Разница в ценах очень большая. Есть в работе квартира на Большой Троицкой за $ 52 000 с видом на синагогу и трехэтажная квартира на Карла Маркса за $ 390 000. На цену влияют в первую очередь локация дома и площадь квартиры.

Жильё в историческом центре города покупают творческие люди или люди с необычными профессиями. Например, дизайнеры или художники. Такие квартиры любит и молодежь. Зачастую покупатели — иностранцы.

Планировку квартиры дизайнеры изменили. Отделили три небольшие комнаты: спальню, комнату для сына и ванную. Когда сын вырос и уехал, его комната стала рабочим кабинетом Ирины. Остальное пространство делят между собой прихожая, гостиная и кухня. Стен между ними нет. Пространства разделены книжными стеллажами.

При входе в квартиру слева находится фасадная стена кармелитского монастыря. Она сложена из старого кирпича ручной работы. Когда квартиру покупали, на этом месте был встроенный шкаф, а стену скрывала штукатурка. Когда шкаф разобрали, появилась ниша. Вероятнее всего, на этом месте было окно одной из келий монастыря. Толщина этой стены — 120 сантиметров. «Скорее всего, в эту стену попадали бомбы, потому что часть кладки отремонтирована другим кирпичом», — говорит Ирина Варкулевич.

Старая кладка такая прочная, что даже снимать штукатурку было не просто. По одной из легенд, для прочности строители добавляли в раствор сырые яйца. «Я уже не знаю, на желтках эта стена, или нет, но легенда есть», — говорит Ирина.

Найти покупателя для недвижимости, это как найти ценителя для хорошей картины: могут купить за неделю, а могут и годами не покупать. Необычные квартиры всегда были и есть. Но сейчас некоторые люди уезжают из-за сложной ситуации в стране. Поэтому много интересных мест есть в продаже.

«Мне все тянут старьё»

Ирина живет в историческом месте и заполняет свой дом вещами с историей.

«Все тянут какое-то старьё. Мало того, старьё само все время само притягивается», — говорит Ирина о вещах и элементах декора в доме. Большую часть мебели в квартире Ирина реставрировала сама. При входе сразу бросается в глаза большой шкаф XIX века. Такой шкаф покупали раньше молодой еврейской семье, как символ начала их семейной жизни и первой личной вещи.

Ей часто звонят и говорят, что появилась какая-то старая вещь. Так было и с рамой XIX века из Германии:

— Вам нужно?

— Конечно нужно, — отвечает обычно Ирина.

Так и приходят в квартиру новые старые вещи.

В гостиной - стена монастыря, за окном - кабак. Дизайнерка из Гродно - о жизни в историческом доме
В рамке внизу — часть коллекции бирдекелей. Фото: Ирина Варкулевич

Бутылка из «того самого» кабака

Через дорогу от дома когда-то был кабак. Он сгорел в 1903 году, когда российская армия строила казармы. Тогда пожарище просто закопали. В подвалах кабака остались бутылки с пивом. Их нашли только в 90-е годы, при раскопках.

«Мне надо было сделать подарок мужу. Так я нашла по рекламке и купила первую бутылку — с того самого бара», — рассказывает Ирина. Со временем добавились новые экземпляры и собралась целая коллекция. Большая часть бутылок — немецкие и чешские, но есть и несколько гродненских. Гости и друзья семьи знают — старая пустая бутылка для Ирины — всегда в радость.

«Как сказала одна моя знакомая: дом без коллекции — это диагноз. Так вот у нас „обратный“ диагноз. У нас всё в коллекциях», — говорит Ирина. В квартире на Мостовой есть коллекции бирдекелей (подставки под пивные кружки), пивных крышечек и этикеток, кувшинов, коллекционных игрушек, старых печатных машинок, фотоаппаратов и книг.

Вид из окна и картины: «Смотреть вместо телевизора»

В квартире Варкулевичей много картин гродненских художников и нет телевизора. На его месте — работа Александра Балдакова. «Купила картину, поставила ее перед телевизором и подумала: я же его в последний раз 2,5 года назад включала». По мнению Ирины, с картиной вместо телевизора стало лучше: «Он был черным пятном».

Все окна исторической квартиры выходят на дорогу и Старый мост. По утрам из окон виден рассвет.

У других соседей окна выходят на Неман, Коложский парк, Старый и Новый замки. «Я на свой вид не жалуюсь, там меньше происходит, чем здесь. Когда стану старушкой и не смогу спуститься с третьего этажа, буду сидеть у окна и смотреть вместо телевизора».

В доме на Мостовой, 37 всего 18 квартир. Одни жильцы покупали квартиры специально, другие живут с тех пор, как заселились после реконструкции 1995 года.

«Это место и энергетика удивительны, какие бы трагические события здесь не происходили. Понятно, что здесь было достаточно смертей из-за обороны города, из-за военных событий, простых смертей. Думаю, столько же здесь было и жизни».

«Необычные квартиры всегда были и есть»

Сегодня можно купить жилье в центре города у какой-нибудь бабушки по цене квартиры в Ольшанке или Девятовке — за 80 — 100 тысяч рублей. Знаю людей, которые покупают несколько соседних квартир и объединяют в одну большую. Думаю, что через несколько лет такие квартиры будут элитным дорогим жильем.

Когда беру в работу объекты в старом городе, всегда узнаю, что это за жилье, кому оно принадлежало и какая у него история. Иногда сама не замечаю, как влюбляюсь в эти стены. Непременно хочется, чтобы такие квартиры находили именно своих покупателей, которые оценят уникальность нового жилья в старом доме.

Самый молодой журналист Hrodna.life. Закончила школу современной журналистики в Гродно. По образованию — экономист, но поняла, что хочет заниматься журналистикой. Специализируется на текстах об архитектуре, путешествиях, о людях и для людей.