Виктории 40 лет. Она — «разведёнка с прицепом». Точнее, с тремя детьми и кредитом за квартиру. Это всё, что осталось у неё после 17 лет замужества. Для Hrodna. life гродненка рассказала историю своего развода.

«Разведёнки» — серия материалов Hrodna.life о том, почему женщины идут на развод и как преодолевают сложности ситуации. Все истории — настоящие и произошли в Гродно. Все имена героинь изменены.

«Интереса к семье у него не было»

Через год после развода Виктория рассказывает про бывшего мужа уже спокойно. «У него высшее образование и уважаемая профессия. Была хорошо оплачиваемая работа, но он уволился, потому что не хотел работать „на дядю“. Не алкоголик — спиртным не злоупотреблял. Одно время был зависим от интернет-игр. Интереса к реальной жизни и семье у него не было».

Соотношение браков и разводов в Гродненской области в 2015 году составляло 39%. К 2020 году оно увеличилось до 67%. Показатель вырос в основном за счет уменьшения количества браков. Источник данных: Белстат

Семейная жизнь, по словам Виктории, складывалась «по-разному, но чем дальше, тем хуже». О разводе она задумывалась не однажды. Даже подавала документы в суд. В феврале 2020 года ей, наконец, хватило сил пройти бракоразводный процесс до конца. В апреле она подала и заявление на алименты. По постановлению суда троим детям от отца полагалось 275 рублей в месяц. Столько на то время составлял бюджет прожиточного минимума.

Размер алиментов в Беларуси рассчитывается в процентах от дохода плательщика. На одного ребенка выплачивается 25%, на двоих детей — 33%, на троих и более — 50% дохода. Законодательство устанавливает также минимальный размер алиментов. Он рассчитывается в процентах от бюджета прожиточного минимума (БПМ). На одного ребёнка выплата составляет 50% БПМ, на двоих — 75%, на троих и более — 100% БПМ.

«Оставляйте всё в коробке» — сложности развода на карантине

В отдел принудительного исполнения (ОПИ), который занимается взысканием алиментов, Виктория обратилась только через четыре месяца после получения исполнительного листа. «Это было моей ошибкой», — говорит она. Тогда Виктория еще не знала, что задолженность по алиментам считают с момента подачи документов в ОПИ. «Должник может сказать, что все это время помогал вам, и доказать обратное очень сложно».

«Я пришла подавать документы в ОПИ, а у них карантин в связи с короной — в кабинеты к инспекторам никого не пускают. На первом этаже сидит охранник, который говорит „оставляйте все в коробке“. Я так и сделала. Прошёл почти месяц и все документы прислали мне обратно по почте. Оказалось, нужно было приложить к исполнительному листу еще одно заявление. Во второй раз я прорвалась на нужный этаж с боем, — рассказывает Виктория, — чтобы сразу узнать, есть ли в пакете документов всё, что нужно».

разведенки, развод, алименты
Лайфхак от Виктории: «За год всех тяжб сложилось ощущение, что ты сама должна все узнавать и говорить инспекторам — надо вот так, я имею право на вот это. Если не напоминать о себе, не говорить, что будешь жаловаться на них в вышестоящие инстанции, дело твое не сдвинется с места».

«Не мог найти работу» — причина не платить алименты?

Виктория рассказала Hrodna.life, что бывший муж просто говорил «не мог найти работу» или «не было заработка» и это рассматривалось ОПИ как уважительная причина, чтобы не содержать своих детей. Доказывать, что доход у мужчины есть, но он его скрывает, должна была бывшая жена. Если, конечно, хотела получать алименты. Виктория описывает ситуацию так:

«Как только исполнительный лист оказывается в ОПИ, инспектор вызывает должника. Ему разъясняют, что он должен устроится на работу в течение трех месяцев. В моем случае у бывшего супруга был свой бизнес — он открыл фирму в Минске и стал директором. Но доходы он не показывал. Получился замкнутый круг: работа есть, дохода нет. Тупик».

За время взаимодействия с системой Виктории пришлось самостоятельно разобраться с законодательством по взысканию алиментов и практикой его применения. «[Гродненский] инспектор выписал предписание бухгалтеру фирмы бывшего мужа, а дело закрыл. Как позже я узнала, дело нужно было передать по месту регистрации организации, чтобы назначили инспектора по месту работы супруга».

Из фирмы бывшего мужа по предписанию ОПИ Виктории за четыре месяца перечислили только пять рублей.

По законодательству алименты являются одной из первоочередных выплат. Их должны перечислять даже раньше налогов и остальных обязательных платежей.

Чтобы преодолеть эту ситуацию, Виктории пришлось запросить из бухгалтерии фирмы мужа справку о задолженности по алиментам. Также гродненка обратилась в минский ОПИ с запросом о проверке работы бухгалтерии фирмы бывшего мужа. Когда и это не помогло, Виктория написала жалобу в Министерство юстиции. «Только тогда все сдвинулось с мёртвой точки», — говорит она.

К этому времени прошло уже шесть месяцев после выдачи судом исполнительного листа. Отчисления так и не начались. Виктория пошла в милицию писать заявление об уклонении от уплаты алиментов. Учитывая долг по невыплаченным алиментам, заявление приняли. Хотя ОПИ утверждал, что факта уклонения нет.

Читайте также: «Наша жизнь сладкой не была». История гродненской любви длиной в 67 лет

«Это смешная фраза „нет уклонения“, — говорит Виктория о ситуации. — Полгода папа не участвует в жизни своих детей, не содержит их. Сам в это время как-то живет, питается, одевается, платит за жилье. Найти на троих родных детей 275 рублей он не может, но факта уклонения от уплаты алиментов нет».

Милиция с алиментами не поможет, но должника накажет

Виктория рассказала, что уже через несколько дней её вызвали в милицию и взяли показания. Бывшего супруга опросили по телефону. В Минске к нему направили участкового инспектора. «С этого момента забрать заявление уже нельзя. Не имеет значения, будет высылать папа вам алименты частями, погасит ли всю сумму задолженности — дело запущено и будет расследоваться уже в плоскости уклонения от уплаты алиментов. То есть, милиция не поможет получить алименты. Это сфера работы ОПИ. Но милиция накажет неплательщика, который нарушил интересы детей».

разведенки, развод, алименты
Часть 1 статьи 174 Уголовного кодекса Республики Беларусь предусматривает при уклонении от уплаты по судебному постановлению средств на содержание несовершеннолетних детей наказание в виде общественных работ, или исправительных работ на срок до двух лет, или арест, или ограничение свободы на срок до трех лет, или лишение свободы на срок до одного года.

«Считает, что больше ничего не должен»

Суд по делу Виктории против бывшего мужа прошел ровно через год после предъявления исполнительного листа. Сумма перечисленных отцом денег за этот период не изменилась и составляла по-прежнему пять рублей на троих детей.

На суде бывший супруг признал вину в полной мере. Его осудили на исправительные работы. После оглашения долга по алиментам он подписал договор, по которому отдает свою долю в общей квартире детям, в счёт алиментов до совершеннолетия. Квартиру семья получила, как многодетная, по льготному кредиту после рождения третьего ребёнка. Кредит за квартиру Виктория сейчас выплачивает одна.

После суда бывший муж Виктории считает, что больше ничего никому не должен. «Поэтому ни участия в жизни детей, ни внимания им, ни подарков на Новый год или на дни рождения дети от папы с момента развода не получали. За два года было по два телефонных звонка на день рождения и Новый год — на этом всё.

Лайфхаки от Виктории

  • С инспекторами ОПИ надо общаться почаще — напоминать о себе, проверять их работу и требовать необходимую информацию.
  • На консультации юристов не всегда можно рассчитывать. Услуга стоит 60 руб. А на них порой доходило до смешного — специалист читал с компьютера то, что я и сама могла найти.
  • Все законы есть в свободном доступе. Стоит самостоятельно изучить соответствующие статьи Кодекса о семье и браке, чтобы самой понимать, как защитить права детей.

Читайте также: «Сапраўднае вяселле будзе на волі». Валерыя Латаш з Гродна распавяла, як гэта — распісацца ў турме з палітвязнем