Лепнина, фрески и декадансный розовый цвет — всё это в квартире на 1 Мая, 18 придумала дизайнерка Надежда Давкшис. Здесь прожили три поколения её семьи — с 1939 года. Корреспондентка Hrodna.life побывала в этой квартире и записала необычную историю.

В проекте «Мой дом в Гродно» Hrodna.life собирает самые необычные истории людей, их квартир и домов.

Дом забрала советская власть и разделила на квартиры

Дом на 1 Мая, 18 построили в 1910 году. Шикарное двухэтажное жилище площадью 400 квадратных метров, с 3,5-метровыми потолками, принадлежало одной хозяйке. В дом можно было войти через парадный подъезд, отделанный мрамором. Внутри был большой холл и широкие лестницы.

елена пекарь
Елена Пекарь
специалист по продаже недвижимости
агентства «Магазин недвижимости»

Архитектура Гродно конца XIX и первых лет XX века сильно изменилась: на смену строгому классицизму пришли эклектика, стилизация, модерн.

Вместе с развитием транспорта, связи, инженерных сооружений и коммунальных служб градостроительная застройка шла активными темпами. Правда, все делалось по большей части хаотично, ни о каком соблюдении художественных требований либо архитектурном ансамбле и речи ни шло. Каждая застройка была индивидуальна и демонстрировала сугубо вкус и толщину кошелька своего владельца. Примером может служить разностильная застройка главной площади города. Дом купца Муравьева и аптека возле Фарного костела — вот яркие примеры архитектуры того времени.


Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Дом на 1 Мая, 18. Вид на дом со стороны, где раньше был главный вход
Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Вид на дом со двора

В 1939 году Гродно заняли советские войска. Новые власти решили, что дом должен принадлежать государству. Его разделили на маленькие квартиры, в которые заселили несколько семей, а хозяйке выделили комнату в одной из квартир.

Дом на 1 Мая, 18 известен как дом Елены Нарбут. Это здание — образец так называемого кирпичного стиля. С 1922 года тут работал потребительский магазин Леи Ведницкой.

В 1939 году одну из квартир в этом доме выделили советскому офицеру Петру Гостищеву и его семье. Она находилась на втором этаже над парадным входом. В 1941 году семья поехала в Украину к родственникам отдохнуть. «Тогда началась война. Если бы он тут остался, его бы сразу расстреляли, потому что он офицер. Но им повезло, он оставил семью в Украине, а сам отправился воевать», — рассказывает Hrodna.life правнучка офицера Надежда Давкшис.

Пётр и его семья пережили войну и в 1946 году вернулись в Гродно. Дом был в ужасном состоянии, мрамора над парадной не осталось. В 1970-х годах здание реконструировали, подъезд заколотили, вход в дом сделали через «чёрный ход» со стороны двора, достроили третий этаж с потолками высотой 2,8 метра. Семью офицера переселили в одну из новых квартир.

елена пекарь
Елена Пекарь
специалист по продаже недвижимости
агентства «Магазин недвижимости»

В 1939 году в Гродно пришла советская власть, семейные и доходные дома национализировали и, в большинстве случаев, поделили на маленькие квартиры. Из собственников целого дома владельцы стали обычными жильцами и даже были вынуждены платить государству каждый месяц за аренду своей же квартиры. Все сделки по купле-продаже такой недвижимости были запрещены, это была массовая конфискация в пользу государства.


«Интерьер с отголоском истории»

После Петра Гостищева в квартире жили его дочь с семьёй, а позже — его внуки. Недавно они продали квартиру своему лучшему другу Вячеславу, который купил её для своей мамы Елены Корс. Квартира находится в удобном для семьи месте: сын Вячеслава будет ходить в школу недалеко от дома и сможет побыть с бабушкой после занятий.

После покупки квартиры Вячеслав обратился к дизайнерке Надежде Давкшис — правнучке первого владельца квартиры.

«Захотелось сделать здесь интерьер с отголоском истории. Изначально была идея обратиться к стилю начала XX века, хотя раньше здесь всё было по-другому. Мы решили поиграть в стилизацию: взять за основу идеи модерна, взять оттуда настроение, декадансный розовый и глубокий пыльный синий…»

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Дизайнерка Надежда Давкшис и мама Вячеслава Елена на кухне в квартире на 1 Мая, 18. Фото: Иван Цыркунович
елена пекарь
Елена Пекарь
специалист по продаже недвижимости
агентства «Магазин недвижимости»

Стиль модерн в интерьере зародился во второй половине XIX века и, можно сказать, вызвал настоящий бум в искусстве, архитектуре и дизайне. Это было что-то новое, современное. Затем популярность стала постепенно угасать. Но сегодня у стиля модерн в интерьере открылось что-то вроде второго дыхания.

Оформление квартиры в этом стиле требует достаточно много финансовых вложений, так как витражи, мебель и необычные предметы интерьера в стиле модерн стоят недешево. Но результат того стоит!

И всё-таки квартиры, оформленные в стиле модерн, должны найти «своего» покупателя. Особенно этот дизайн откликается натурам творческим и неординарным, которым скучно жить в классическом стиле, но при этом хочется роскоши.


В те времена художники вдохновлялись мотивами Востока, поэтому на фресках в спальне создали японские сюжеты. «В этой квартире захотелось сделать сочетание двух стилистических направлений: модерна и немного конструктивизма», — говорит Надежда.

Раньше в квартире была очень маленькая прихожая, а напротив входной двери — вход в комнату. Планировку полностью изменили. «У нас стояла задача разделить квартиру на две зоны: для ребёнка и для бабушки. Хозяйка хотела, чтобы была полноценная кровать, а рабочее место ребёнка находилось возле окна. Поэтому мы сделали вход в спальню с другой стороны».

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Детская комната для внука Елены Ивановны. Фото: Иван Цыркунович

Сначала хозяева рассматривали вариант присоединения чердака. По плану на месте детского стола находилась бы небольшая винтовая лестница, а детская комната была бы на чердаке. Но эту идею отмели: на чердаке расположено много колонн.

Поскольку прихожая была слишком мала, там не было места для шкафа, пришлось заменить ванну на душевую кабину. Появилось место для хранения верхней одежды.

Площадь квартиры 38 квадратных метров, толщина стен — 60 сантиметров.

Елена Ивановна живёт здесь примерно два месяца и успела привыкнуть к ритму центра города. До переезда она жила в квартире на проспекте Космонавтов в доме 1960-го года. «Там я жила 20 лет. Мне было в той квартире хорошо, но и в этой нравится. Просто пока тут многое непривычно» — говорит нынешняя хозяйка квартиры Елена.

«Во время реконструкции в 70-х годах здесь всё достраивали очень быстрыми темпами, поэтому тут были очень кривые стены, — говорит Надежда. — На такой маленькой площади 20 сантиметров погрешность — это много. Пришлось все стены, кроме несущих, сносить и заново возводить».

При ремонте Надежда заметила, что стены построены из старого жёлтого кирпича, а не из кирпича 70-х годов. Скорее всего, строители разбирали какое-то старое здание рядом и из него достроили третий этаж.

Кладбище, сараи и печное отопление

Надежда до сих пор помнит рассказы своей бабушки. Даже в 80 лет она вспоминала, что недалеко от их дома, рядом с нынешним зданием швейной фабрики «Элод», работала карамельная фабрика. Туда её бабушка еще школьницей ходила на экскурсию с классом. Ярким впечатлением для неё осталось, как им давали большой шарик карамели, они все по очереди передавали его друг другу и пробовали.

Ещё бабушка Надежды часто вспоминала, что в одной из комнат дома № 18 жила пожилая женщина. Это была прежняя хозяйка дома. Надежда помнит, как бабушка говорила, что она была неприветлива.

Рядом с домом на 1 Мая, 18 находился ещё один дом. «Улицы Академическая, 1 Мая, старый городской парк — территория моего детства. Двор, в котором собиралась уличная команда детворы, находился между домом на улице 1 Мая, 18 и домом на Академической, 12. Двор считался благоустроенным, с теннисным столом, скамейками и песочницей для малышей. В деревянных сараях хранились дрова и старые вещи жителей этих двух соседних домов, в крайнем сарае был гараж для мотоцикла отца моей подруги Томки Цветковой. За сараями рос чистотел, которым мы сводили бородавки на руках. На этом пространстве между сараями и уличным забором закапывали умерших котов», — вспоминает гродненка Наталия Дорош, которая жила в доме на Академической, 13.

«Мы переехали в дом на Академической, 12 в 1953 году. Мне раньше рассказывали, что двор принадлежал каким-то полякам. Хозяева жили в 18 доме, а в нашем доме была конюшня. Это помещение сразу не было приспособлено для жилья. Нам дали квартиру на втором этаже, тогда она была без полов и стёкол в окнах. Внутри дома была деревянная лестница и балкончик, который выходил во двор. В одной половине дома были квартиры, а в другой половине — сараи. В 1962 году при реконструкции нашего дома квартиры расширяли за счет этих сараев. Внутри двора стояли ещё одни сараи, в них держали кур и свиней. Я даже помню, как по крыше лазила и провалилась внутрь на свинью какую-то», — делится своими воспоминаниями гродненка Тамара Цветкова.

Ещё Тамара вспоминает старую бабушку, которая жила на первом этаже в 18 доме, вероятно она и была хозяйкой дома, про которую помнила бабушка Надежды. В 1950-х годах ей было примерно 70−80 лет. «Нам казалось, что она очень древняя, чем-то нам Бабу-ягу напоминала. Она жила в этом доме ещё до войны. Эта бабушка мне как-то подарила немецкие ёлочные игрушки. Они у меня до сих пор сохранились. И ещё она подарила мне самоварчик и чайничек. До реконструкции дома через парадный вход в основном ходила только она».

В доме № 18 на втором этаже была детская библиотека, её Наталия Дорош и Тамара Цветкова регулярно посещали. «Работала в ней старенькая библиотекарша, мы с ней беседовали на самые разные темы. Однажды она выдала мне для чтения удивительную книгу: „Приключения Пиноккио“ Карло Коллоди», — вспоминает Наталия.

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Дети ул. Академической и 1-го Мая у ограды детского сада. 1963 год.​​​​​​​ Фото: из семейного альбома Тамары Цветковой

В этом же доме жили друзья Наталии и Тамары: Сашка Чубич и Лариса Критская. Её родители были преподавателями в сельхозинституте. «В подъезде их дома из стены торчал водопроводный кран, к этому крану мы бегали попить воды».

Санузлов в этих домах не было. Все удобства были на улице, по субботам жители домов ходили в баню. Отопление в 1950-е годы было печным, зимой жгли дрова и брикеты торфа. Паровое отопление в эти дома провели в середине 60-х годов, рассказала Наталия корреспондентке Hrodna.life.

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Вид на улицу Академическую. Слева угол дома № 18 на улице 1 Мая. 1973 год. Фото: из архива Наталии Дорош

Между домами на Академической, 12 и 1 Мая, 18, используя две их стены, построили домик-перемычку. «Через него проложили коридор, как туннель. В этом домике находилась кухня Шпаковских», — говорит Тамара Цветкова. Спустя годы дом № 12 на Академической признали аварийным. Его вместе с домиком-перемычкой снесли.

Через дорогу от двора сейчас находится детский сад. С 1883 до 1951 года на этом месте было лютеранское кладбище, заросшее кустами и высокими деревьями. Окончательно могилы уничтожили в 1960 году, а на их месте разбили небольшой сквер, где отмечали майские праздники.

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Дети дома № 18 на старом немецком кладбище. В центре сидит Лариса Критская. 1958 год. Фото: из семейного альбома Тамары Цветковой

«Могилы начинались от калитки нашего двора [Академическая № 13 — Hrodna.life] и заканчивались около кирхи. Между гранитными могильными плитами мы играли в догонялки и прятки, по тропинкам ездили на велосипедах. На кладбище в часовенке был устроен штаб хулигана Вовки по кличке Клоун, этого подростка боялись даже взрослые. Он был жителем улицы 1-го Мая, но из другого дома. Вовка Клоун часто попадал в милицию и сидел в тюрьме, откуда однажды не вернулся. Здесь организовывались праздничные пикники, здесь в наступивших летних сумерках прятались от людских глаз влюбленные парочки. На моей памяти старое немецкое кладбище ликвидировали. Гробы с останками тел в истлевших немецких мундирах Первой мировой войны выкапывали и отвозили в грузовиках куда-то за город. На его месте построили детсад-ясли», — говорит Наталия Дорош.

Японские сюжеты и жёлтый кирпич. Дизайнерка — о жизни нескольких поколений в одной квартире
Вид из окна квартиры. За белым забором детский сад № 21. Фото: Иван Цыркунович
елена пекарь
Елена Пекарь
специалист по продаже недвижимости
агентства «Магазин недвижимости»

Недавно мы продали две смежные квартиры в доме на улице Академической, 7 (рядом с кирхой).
Когда-то здание 1912 года постройки из жёлтого кирпича принадлежало пастору лютеранской общины Освальду Плямшу. До 1938 года пастор с женой занимали квартиру из четырёх комнат с верандой и клозетом на втором этаже, а на первом расположились кухня и общая ванная комната. Остальные помещения сдавались в аренду гостям, прибывашим из Варшавы, Вердена, Риги, России и т. д.

В проданной квартире много самодельных перегородок, высокие потолки с гипсовым плинтусом, санузла нет, зато есть печка. Две квартиры покупатель объединил, сейчас над проектом работает наш гродненский дизайнер Василий Халепа, с нетерпением ждём реализации!


Читайте также:

Самый молодой журналист Hrodna.life. Закончила школу современной журналистики в Гродно. По образованию — экономист, но поняла, что хочет заниматься журналистикой. Специализируется на текстах об архитектуре, путешествиях, о людях и для людей.